Как мы ужерассказывали в понедельник, работа по перекраске главного корпуса АлтГУ в необычный желтый цвет находится в стадии завершения. Известный и уважаемый архитектор Александр Деринг решил поделиться с «Сарафаном» своим мнением о том, была ли необходима столь кардинальная смена образа «свечки».

— Расскажите, пожалуйста, о том, как вы лично относитесь к такому цветовому решению? Насколько оно вписывается в окружающий архитектурный пейзаж?

— Я негативно отношусь к тому, что мы видим сейчас. По моему мнению, нельзя изменять то, что было изначально и к чему мы привыкли. Здание построено по индивидуальному проекту и представляет собой памятник архитектуры советского периода. Оно достаточно пластичное и не требует выделения выступающих частей. Другого цвета, какой был на фасадах, я не вижу и уверен, что трогать его не нужно.

— Есть мнение, что здание всё равно нужно было реставрировать. Уж больно оно мрачное и серое. Был ли какой-то другой способ обновления фасада?

— Я уверен, что не нужно было вообще затевать игру с радикальной заменой существующего цветового решения. Просто отремонтировать, почистить и освежить существующие вставки терракотового цвета. Я убежден, что никакого желтого цвета тут не должно быть. Во-первых, он «убивает» соседнюю архитектуру 1950-х годов. Такой цветовой диалог вреден. А нейтральный тепло-серый цвет как раз не давит и создает необходимый мягкий контраст между архитектурой разных эпох и стилей.

— На другой стороне Молодёжной улицы фасады жилых пятиэтажек тоже начали перекрашивать в желтый цвет. Может быть, на их фоне «свечка» не будет так выделяться?

— Негативный эффект усугубится. Если красить все одним цветом, то это будет несколько примитивно и приведет к ещё большему ощущению провинциальности.

— Мы слышали, что вы в курсе того как это обсуждалось и утверждалось во властных структурах.

— На градостроительном совете вопрос рассмотрения цветового решения фасада был заявлен последним пунктом, но до него дело не дошло. Вопрос был снят с обсуждения ввиду отсутствия докладчика. Решение было принято постфактум. Очень жаль, что мы, архитекторы, отстранены от своей прямой работы, с нами не советуются.

— Что же делать, Александр Федорович?

— Для нас Ленинский проспект — наше все! Нам досталась от предыдущего поколения прекрасная архитектура, хотя и в очень запущенном состоянии. Мы же не против ремонта и реставрации, но надо делать как-то более цивилизованно. Все больше проблем в связи с отсутствием главного архитектора города. Многие проблемы должен решать он, а его нет. Ну тогда нужно собирать совет и решать острые вопросы коллегиально... А так просто какой-то злой рок витает над Барнаулом.