Ещё весь город спит сладким сном, а на ипподроме уже кипит жизнь. Беговые дорожки готовят к скачкам, наездники обкатывают своих лошадей, а в дальнем углу около конюшен занимаются дети. Сегодня здесь седлают и объезжают лошадок ребята из секции верховой езды, за ними наступит очередь сверстников с нарушениями здоровья. Здесь, на окраине города им помогают, причем бесплатно и довольно необычным способом – через общение с лошадью.


Среди недугов, которые может вылечить верховая езда: ДЦП, аутизм, болезнь Дауна, задержки речевого и психического развития.

Рядом с загоном, где пасутся пони, я встречаю Марину Купляускас, главного ветеринарного врача ипподрома. В её напряжённом графике между работой с питомцами и детьми есть немного времени на общение с «Алтайским сарафаном».

— Марина Александровна, расскажите о себе, как давно вы этим занимаетесь?

— Первую группу детей мы собрали 12 лет назад. Тогда там были подростки в возрасте от 14 до 18 лет, больные детским церебральным параличом. А натолкнуло нас на эту идею – одна из передач, увиденная по телевидению. В ней рассказывали об опыте Грузии, где ещё с советских времен достаточно успешно применяли иппотерапию для восстановления детей и взрослых.

Наши группы относятся к Центру социальной помощи семьи и детям Ленинского района, город помогает материально. Но иногда не хватает рабочих рук, добровольцев или волонтёров, которые могли бы заниматься с детьми.


— Сколько детей ходит к вам на занятия с лошадьми?

— Сейчас у нас ребятишки младшего возраста – от 3-летних малышей до 14 летних подростков. Мы их разделили на группы по 10 человек, при этом на каждого должно приходиться по два взрослых – коневод и инструктор. Стараемся привлекать родителей или действующих спортсменов-конников, волонтёров со стороны, к сожалению не было. Занимаются дети раз в 2 недели. Летом желающих очень много, а вот зимой ребятишки часто болеют, простужаются и приезжают к нам не все кто хотел бы.

— Я заметил, что у вас тут совсем необычные лошадки есть, такие маленькие.

Да, это мул, большая редкость. Девочка, родилась совсем недавно. Думаем, когда она подрастёт, то начнем и её привлекать к работе с детьми.

А вообще для занятий мы используем пони шетлендской породы и клепперов. Последние – занимают среднее по размерам положение между самым маленьким представителем лошадиного семейства и скакуном нормального роста. Эти две породы неприхотливы, очень добры и словно специально созданы для работы с детьми.

— Как сами дети относятся к верховой езде? Нравится ли им заниматься?

— Конечно! Больные дети чаще всего – не общительные в привычной для них домашней среде, но тут они словно раскрываются. Даже самые закрытые из них начинают разговаривать – с животными, с инструкторами, друг с другом. Почти у каждого из них есть своя любимая лошадь, к которой они привязаны. Но иногда, мы меняем их местами. Так, например, аутистам нужно создать небольшой дискомфорт во время поездки верхом, посадив его на «неудобную» лошадь.

Юный отшельник с помощью такого животного сможет выйти из своего мирка и более внимательно следить за происходящим вокруг. А вот больным ДЦП, наоборот, нужна очень спокойная и послушная лошадка, которая не сбрыкнет, не испугается резкого движения или внезапного шума. Мы должны быть уверены в неё абсолютно, что та не навредит ребенку. Раз в год мы проводим для детей соревнования, а вот совсем скоро будем делать небольшой праздник-конкурс на лучший рисунок «Моя любимая лошадь».


— Иппотерапия, все же не относится к традиционной медицины, но вы ведь работаете на результат?

— Да, вы знаете, иппотерапия очень положительно влияет на здоровье. Есть несколько ребят, которые до встречи с лошадьми просто не могли ходить. Вот, у одного мальчика, 10 лет ему, со очень сильным сколиозом – врачи отметили и выпрямление позвоночника и появление мышечной группы. Весь результат идёт от самой лошади. Доказанный факт, что она помогает снимать мышечное напряжение, спастику конечностей и осуществлять массаж внутренних органов.

Дети ездят без традиционных седел, лишь в дождливую погоду мы кладём небольшую прокладку между спиной лошади и наездником. Лошадь идёт, и у всадника начинают включаться в работу все группы мышц, он пытается координировать двигательную симметрию, поддерживать равновесие и контролировать свои движение. Это то, что нам нужно для лечебной терапии. Мягкое, но очень эффективное воздействие на больной детский организм.


Я думаю, что пока дети катаются на пони – где-то в глубине их сознания сидит мечта стать настоящим наездником на большой и красивой лошади. И от этой мечты, от близости её исполнения им становится чуточку легче.