Вы ведь когда-либо читали объявления в газетах? Те самые, где продается гараж, меньшинства ищут пару пораскрепощеннее, а целительницы предлагают навести и снять порчу одновременно? В тысяча девятьсот девяносто чешуйчатом году компьютеров было мало. О таком явлении, как интернет, мы краем уха слышали и даже почтительно писали это слово с большой буквы.  В то же время настоящего интернета толком никто и не видел. Зато мы были свидетелями уникального явления — «газетного чата», который тогда носил гордое название «PS».

«Контраст»

В 1998 году в барнаульской газете «Контраст» на базе сервиса бесплатных объявлений было организовано нечто вроде небольшого чата. Занимался этим человек, известный как Координатор. Переписка получила название «Postscriptum». Принцип общения был прост: от руки на листе бумаги писалось объявление, внизу — замысловатый ник с претензией на оригинальность. Письмо отправлялось на адрес редакции, а затем публиковалось в специальной рубрике.

В результате получалось что-то вроде «Солнце. Как ты думаешь, в чем смысл жизни? Луна. Напиши мне письмо. Всем. Я думаю, что нужно придумать гимн для моих шести хомяков. Кстати, на днях ждём еще десяток. Любитель хомякообразных». Вот примерно так и протекало общение. Только темы были другие, разумеется.

Через некоторое время контрастовскую лавочку прикрыли, и небольшому сообществу пришлось искать новый дом.

«Маркер Экспресс»

На замену пришла самиздатовская «Местная газета». Затем изменилось и название. Новое «Pole Surprizov» (если кратко — P.S.) с позволения Анны Классен плавно переместилось на страницы газеты «Маркер Экспресс».

Поначалу количество слов в объявлении не было ограничено. Но появлялись всё новые и новые люди, а объем рубрики не увеличивался. Волевым решением был введен лимит. Поначалу 100 слов, а потом всё меньше и меньше. Для простоты учета на странице номера печаталась наклейка. Её вырезали и клеили на бумажный листочек с объявкой.

Люди, пишущие в газету, называли себя «пээсниками». Регулярно проходили встречи — обычно по субботам в 17.00 возле памятника Пушкину. Там члены сообщества благополучно знакомились, вели философские беседы, ссорились и мирились, ломая немало копий по поводу и без. Кстати, в рубрике не утихали споры по поводу «новичков» и «старичков» — дедовщина цвела буйным цветом.

Так уж сложилось, что основная масса сообщества состояла из тех, кого сегодня называют фриками — панки, хиппи и готы, непризнанные музыканты и философы. В своё время на встречах засветился Дмитрий Виноградов — «политик», Елена Гешелина — вполне себе известная барнаульская поэтесса, Алексей Боровец — музыкант, и многие другие неоднозначные личности. В маркеровский «P.S» писали не только барнаульцы, но и жители других городов и поселков края.

К сожалению, в 2007 году рубрика стала нерентабельной, и «Pole Surprizov» закрыли. Для многих это было настоящей трагедией. Через несколько лет уже можно сделать выводы о том, чем же был этот маленький бумажный мирок для его обитателей.

Юля Бузиновская (Леди Мэнсон)

PS был чем-то новым и интересным, как свежий ветер. Сами посудите — я только ушла из районной школы и стала ездить в центр, самостоятельность, новые люди, новые стили жизни... Это так завораживало. Постоянные встречи, переписки — это и развивало меня как автора будущего, потому что там были и публикации. PS принёс очень многих знакомых, которые до сих пор остаются в моей жизни. А научил... Научил... Ну это как шаг в социум.

Ирина Богомолова (Морриган)

Это было общение с самыми разными людьми, всегда можно было найти собеседников для обсуждения близкой темы и услышать самые разные мнения. Это расширило мировоззрение, научило прислушиваться к другим людям... Все-таки насколько важно порой просто облекать свои мысли в структурированные ответы/вопросы на бумаге — иногда ты просто сама не понимаешь, как твоя мысль понеслась в неведомые дали и «выкинула» тебя на новый «необитаемый остров»:) В PS я тоже нашла друзей и просто хороших знакомых. Иногда он даже служил стимулом для художественных порывов.

Иван Отжимов (Кюраду Мицумото)

Мне нравилось то, что в нём рисунки публиковали. А дал мне он... Ничего не дал, ничего не взял. Период жизни. Больше интересно то, что когда я сейчас знакомлюсь с девушками, порой выясняется, что они из PS.

Евгений Жейда (Чертополох)

Я когда начинал в PS писать, еще учился в школе в Павловске. В меня тогда уже просто из-за внешности пальцем тыкали, а уж если я начинал говорить... Хотя, естественно, я немного преувеличиваю. Думаю, у всех были такие проблемы. Все-таки в PS я впервые встретил повернутых так же сильно, как и я, людей.

Анюта Горемыкина (Крапива)

Для меня PS был творчеством. Я всегда любила читать стихи, даже сама одно время писала. Рисунки мне очень нравились. Да и вообще переписка интересная была.

Юрий Юнгеров (Зомби)

PS был для меня той площадкой, где я мог в свое время найти единомышленников (я начал писать туда еще в 14 лет, когда с общением было туговато). И именно там я понял, что всегда можно обрести людей, которые могут тебя понять и услышать. Хотя, конечно, бывали и такие, которые хотели тебя «бить», а не понимать:) Но в том-то и была вся прелесть, что я находился в постоянном споре и дискуссии с кем-то. Это позволило в будущем смотреть с иронией на свой максимализм и прежние взгляды.

Энтузиасты до 2012 года выпускали отдельную газету, но или энтузиазм кончился, или газетная переписка отжила своё, но это прекратилось. Временно или нет — пока неизвестно. Остались группа ВКонтакте, еще одна группа ВКонтакте и воспоминания. Ну и пароль «Я писал в P.S.», который и по сей день вызывает теплое такое чувство ностальгии.

Часть высказываний и фотографий «Алтайский сарафан» позаимствовал из социальных сетей, часть получена от первых лиц.