Еще лет 30-40 назад от барнаульских мальчишек можно было услышать байки и истории о японских кладбищах. Кто-то играл черепами в футбол, кто-то тайком с друзьями убегал поглазеть на заросшие холмики на краю пустыря. Это сейчас сложно представить, что Барнаул, будучи расположенным очень далеко от всех боевых действий, тоже принимал участие в войне. И, кроме славы «труженика тыла», был известен как место ссылки нескольких тысяч военнопленных.

Как известно, Вторая мировая война разделила мир на две части. С одной стороны — Германия, Италия, Япония, с другой — СССР, США, Англия, вместе с союзниками и колониями. После мая 1945 года советские войска были переброшены по Трансcибу на Дальний восток, где после недолгих сражений Япония была разгромлена. Обратно в Сибирь уже двинулись эшелоны с пленными. Несколько из них свернули в Алтайский край, в том числе, в Барнаул.

Первые группы японских военнопленных прибыли к нам в декабре 1945 года. Почти 14 тысяч человек. Непосредственно на территории города, там, где сейчас кипит обычная мирная жизнь, находилось 5 лаготделений. Точное месторасположения некоторых их них до сих пор неизвестно. Чаще всего пленные жили рядом там же, где и работали — это стройки и заводы Барнаула.

В архивах о местоположении лагерей говорится очень размыто: два из них находились в «восточной части города, в 2 и 4 км от ст. Барнаул» и обслуживали станкостроительный завод. Еще в одном описании значится — «северо-западная часть города, Октябрьский район, в 300–500 м от Барнаульского вагоноремонтного завода, в 3–4 км от ст. Барнаул»

Управление лагеря заключило ряд хозяйственных договоров с промышленными предприятиями региона на обслуживание и поставку рабочей силы из контингента военнопленных бывших японской и немецких армий:

* Трест «Стройгаз» (881 японских военнопленных);
* Кожзавод (171 японских военнопленных);
* Обозоремонтный завод (40 японцев);
* Управлением министерства государственной безопасности по Алтайскому краю (28 японцев);
* Сельхозработы в совхозе УМВД Алтайского края (50 японцев);
* Управление военнстроя – (400 японских военнопленных);
* Завод № 77 (552 японцев и корейцев);
* Барнаульский вагоноремонтный завод (555 японцев);
* САРМ – 85 (20 японцев);
* Сельскохозяйственные работы подсобного хозяйства управления лагеря № 128 (61 человек);
* В качестве лагерной обслуги и на внутрилагерных производственных работах использовались 380 военнопленных японцев.

Характерный пример результатов труда японских пленных — дома барачного типа для нуждающихся в улучшении жилищных условий барнаульцев. Многие уже снесены за ветхостью, но часть еще осталась. Это малоэтажная застройка Потока и несколько зданий в центре города.

Несколько лет назад, уже газета «Молодежь Алтая» писала со слов одного из очевидцев событий В. Ясакова. В 1946 году, будучи шестнадцатилетним, он работал портным в одной мастерских. С ним там же находилось около 10 пленных японцев. Сохраним это и мы для истории:

— Большинство из них было, по-видимому, из сельской местности. Как о специалистах, о них тогда трудно было судить, очевидно, сказывалась неволя. Люди были подавлены своим положением. Хотя были и светлые минуты. И тогда они пели задушевные песни на родном языке. Есиока немного говорил по-русски. Был всегда подтянут, опрятен и чисто выбрит и всегда чем-то интересовался, пытался учить меня японскому языку. Сома приходил редко. Он был переводчиком и говорил по-русски без акцента. Мне он казался человеком образованным. Сома интересовался нашими обычаями, культурой. Недолго мне пришлось общаться с японцами, но воспоминания о них остались самые теплые.

В интервью «Свободному курсу» другая свидетельница тех времен, М. Г. Степанова, рассказывала:

— Немцы и румыны были тише воды, ниже травы, но были они не долго, так как японцы с немцами находиться не могли, издевались. Немцев перевели в Рубцовск, а японцев оставили у нас. В нашем лагере на заводе ВРЗ содержалось 2000 японцев. Они строили вагоны. А вообще в Барнауле их было много: на Станкостроительном заводе, на Осипенко. Были они в Барнауле до 1948 года, потом одних отправили в Японию, а других куда-то еще, на поселение, тоже в Сибирь. Вы не поверите, но некоторые даже не хотели уезжать.

За послевоенные годы через Алтайский край прошло около 18 тысяч иностранных военнопленных. Применение их труда позволило сократить дефицит рабочей силы, обеспечить ею заводы и стройки.

Всего в Алтайском крае скончались от ран около 2500 японских военнопленных. В результате проводившихся в 1990-е годы работ по поиску захоронений, были эксгумированы и отправлены в Японию останки 81 японца. Сейчас, на месте барнаульского кладбища — парк, больница, жилые дома и гаражный кооператив.

Лет десять назад в Барнаул приехали дети тех пленных, что умерли на Алтае, чтобы отдать дань памяти своим отцам. Около больницы «Стройгаза» к этому времени установили большой памятник по проекту архитектора Николая Звонкова. Он представлял собой три стелы, схваченные кольцом, означающие людей, рвущихся из неволи.

Будда у подножия мемориала охранял покой умерших, а скорбные колокола должны были напоминать живым о прошлом. Памятник стоял как раз в том месте, где находилось старое японское кладбище.

Когда приехали японцы, у подножья монумента разместились белые цветы, угощения и свечи. Гости провели какой-то старинный обряд вызова духов, пели песни о своих предках и вспоминали их теплыми словами.

Прошло десятилетие. Многие элементы памятника сделанные из бронзы были украдены. Истории о японцах перешли в разряд городских легенд, и уже мало кто может с точностью сказать — что они тут строили и где жили.

Есть такая расхожая фраза про то, что война закончится как только будет похоронен последний солдат. Вместе с нашими погибшими земляками в эту категорию попадают и японцы, которые по разным обстоятельствам, стали единственными из противников, кому в городе установлен памятник. Памятник в знак уважения. Я уверен, что аналогичная история с немецкими пленными не произошла бы — только с тихими и непонятными для сибиряков жителями островов Тихого океана.

Мы оставим этот текст для будущих краеведов. Может быть у них получиться лучше.