Вот уже которую неделю в городе слышится нервный шепот: «Барнаульский маньяк. У нас в Барнауле завелся маньяк. 20 изнасилований, 50 убийств, 2 поджога, 17 ограблений. И все на Потоке». Мы с соседом дядей Мишей давеча решили, что пойдем на охоту и найдем подлеца!


Собрались, оделись, взяли разводной ключ и тросик от «Жигуленка». Поехали на Поток. Не знаю как вы, дорогие читатели и читательницы, а мы, хоть и приняли на грудь по триста, но дрожали, как банные листы. Взяли ту листовку, которую приносил участковый, и пошли искать по приметам: 23-25 лет, спортивного телосложения, рост 175 см, черная футболка, шорты, сланцы, чуть раскосые глаза.

У Крытого рынка решили добавить по пятьдесят, зашли в кафе узбекской кухни и обомлели: под объявленные приметы попало человек десять. Глаза не наши, горланят на чужом языке, в руках ножи, вилки. Ну мы и бежать оттуда. Дальше больше. Около общежития на Эмилии Алексеевой встретили толпу молодчиков в тапках и шортах. Стоят у крылечка, курят, в руках по бутылке «Охоты крепкой». Натуральные маньяки. Поскольку даже я никогда до такого пива не опущусь.

Шли огородами, запутывая следы, и попали куда-то на улицу 40 лет Октября. Уже смеркалось.

Откуда-то из переулков доносился вой собак и крики «Сеня, ты задолбал!», впереди, качаясь, шла любовная парочка с 5-литровой баклахой разливного, во дворике двухэтажного барака сушилось белье черного цвета — футболки, треники, носки. Рядом в траве лежал косматый человек.

Дядя Миша, старый пень, споткнулся о какую-то бутылку, а она, зараза, с грохотом покатилась по выщербленному асфальту. И тут все вокруг замерло. Собаки прекратили выть и вместе с Сеней уставились в нашу сторону, из-за угла выглянули парни в сланцах и узбеки с вилками, сладкая парочка медленно поставила на землю свое пиво и как-то подозрительно начала двигаться в нашу сторону. Даже чумазый мужичок попытался встать с травки...

Как мы попали домой, я не помню. Бежали, спотыкались, падали. Снова вставали. И снова бежали. Уже дома, отдышавшись, и приняв по стопятьдесят для компрессу, мы сели на лавочку и задумались.

Дядя Миша стоял на точке зрения, что на Потоке в темное время суток не стоит появляться даже маньяку. Ибо не ровен час и его самого там кто-нибудь «пустит в оборот». Я же, как человек более рассудительный, вспомнил заявление от «прокурорских». Вот пишу уже вам дословно:

«Никакого серийного маньяка как в Барнауле, так и в Алтайском крае, нет. Да, изнасилования происходят, но такого, чтобы появился человек, который серийно насиловал девушек, нет».

То есть понимаете, да? Это не один маньяк, это просто несколько разных людей насилуют других разных людей. Ну тут мы успокоились, конечно. Главное, что не маньяк. А то, что насилуют — ну дык это самое. Не ходите в 4 часа ночи по Потоку. Ибо проверено — будет не очень весело.