В 2004 году музыкант Павел Корнеев играл в барнаульской рок-группе Beauty Sleep. Эту команду местные СМИ называли «надеждой алтайского рока» — дали бы вам ссылку, но время жестоко: многих статей о группе в сети уже попросту не найти. В 2009 году Паша уехал в Прагу. Прожив там три года, он вернулся обратно с новыми идеями и планами. Корреспондент «Барнаул.фм» побеседовал с музыкантом и узнал, чем чехи отличаются от русских, что случилось за три года с городом, и какие изменения грядут в местной концертно-выступательной тусовке.

Город, мусор и реклама

— Ты вернулся в Барнаул после большого перерыва. Что думаешь о городе, какие изменения видишь?

— Казавшееся необычным и далеким в конце нулевых — сейчас уже обыденность. Я-то мысленно остался в Барнауле 2009-го. Многое, конечно, порадовало. Это большое количество хороших мест для выступлений. Вот, наконец-то, с ЦУМа чехол сняли. То, что только начинало строиться, когда я уезжал, сейчас уже обрело законченную форму. Люди стали добрее, душевнее, хотя, может, это лишь мои внутренние изменения. Но есть и минусы: сразу же бросилось в глаза большое, огромное количество мусора!

Раньше город был реально чище. В супермаркетах всем известной сети продукты выглядят как гуманитарная помощь. А наружная реклама – просто «вырви глаз». Не знаю, кто ее делает и для кого.

— И что же тебе так режет глаза в местной рекламе?

— Многая реклама вызывает когнитивный диссонанс. Либо это полное отсутствие вкуса — как будто сделано по макетам фотошопа начала нулевых, либо просто убийственное наполнение, типа «Товары из Европы», и внизу мелко: «Россия, Турция, Китай». Еще иногда ошибки встречаются грамматические, вроде eVro brand, да тысячи их. Про рекламу в торговых центрах я промолчу: только плеер спасает от этого идиотизма. Там продавцам надо за вредность доплачивать.

Музыка и местная тусовка

— Тусовка изменилась? Много встретил старых знакомых-музыкантов?

— Местная тусовка всегда была очень разноплановой — одни группы общались с другими, часто даже не пересекаясь между собой. В той среде, где варились, есть, конечно, перемены — многие хорошие музыканты уезжают в Питер: половина «Партизанов», «Альтависта»... Их очень не хватает, многие, кто начинал тогда, либо распались, либо ушли в сольные проекты — с переменным успехом. Но инди-музыка развивается, и это отлично: главное, чтобы она не становилась обыденностью. С удовольствием познакомился с новыми музыкантами, много классных коллективов. Это определенно радует.

— Кто из новых групп произвел на тебя впечатление?

— Я не буду перечислять всех — слишком уж их много. Пока что больше всех мне импонируют New maps - они вернули в городскую музыку то, чего давно уже не было. Люблю пост-рок от «КСИ» и «Деревья умирают стоя». Про личных друзей-музыкантов говорить не буду – это можно будет счесть за пиар:)

Чехи и русские

— Давай вернемся к Чехии. Есть разница между чехами и русскими?

— Огромная. Чеху можно долго объяснять, что такое настоящая дружба, но он все равно не поймет. Менталитет другой. Я не утверждаю, что чехи хуже, но каждый там обеспокоен только своими проблемами, и на выручку никогда не придёт. Да, они чересчур вежливые, воспитанные и культурные, но взаимопомощи от таких лучше не ждать.

Еще одно существенное отличие — чехи не стремятся к большему, довольствуются тем, что имеют. С одной стороны, это и хорошо, но с другой стороны, всю жизнь мужику проработать официантом в баре, имея все возможности для того, чтобы найти лучшую долю — это довольно странно. И таких примеров масса.

Однажды в баре мы собрались шумной компанией. А у чехов такой стереотип по фильмам, что чуть ли не каждый второй россиянин — потенциальный преступник, рэкетир из 90-х и просто дикий человек. Так вот, мы заказали изрядную дозу спиртного, начали громко шуметь, петь песни, в общем, веселиться. Когда официант подошел за очередным заказом и спросил : «Закажете что нибудь еще?», я имел неосторожность пошутить: «Да, ещё пива, и нож, пожалуйста». Всю оставшуюся часть вечера охрана бара не спускала с нас глаз, а бармен даже вызвал такси за свой счет, лишь бы больше мы там никогда не появлялись.

Ну а Сибирь по прежнему ассоциируется с морозами и шапками-ушанками: в этом плане стереотипы нисколько не изменились. Забавно, что при любом, даже самом незначительном холоде, скажем, в минус десять, они говорят: «Уух, холодно, как в Сибири». Думаешь: «Ну да... Вас бы в крещенские морозы».

Музыка в Чехии

— Ты уехал в Прагу, не собираясь заниматься больше музыкой?

— Ну почему? Музыкой я занимаюсь даже во сне или когда иду в магазин — постоянно что-то приходит в голову, отдельные строчки, мелодии. Но такой четкой цели — бросить музыку — не было. Я думал, что если найду единомышленников, то все отлично, если нет — то буду играть для себя. С этим в Праге сложно было. Одно время даже играли исключительно для удовольствия с нынешним гитаристом New maps, когда он жил в Праге. Было забавно.

Чехи упрямо не хотят играть экспериментальную музыку, но обожают ее слушать. Парадокс.

— Чего ты добился в другой стране?

— Первые два года в Чехии прошли для меня под знаком тишины. После серии концертов я занимался саморазвитием — много читал, общался с новыми людьми, учился, путешествовал по Европе, писал песни. Сама идея возрождения проекта не рассматривалась: я расстался со всеми бывшими музыкантами. Не знаю, что случилось — может быть, я понял, что созрел для нового альбома, может быть, вся музыка в плеере мне надоела, но летом 2011 года я решил записать новый материал. Запись пошла неожиданно легко и вылилась в альбом «My secret friend» — пронзительно тоскливый и щемящий. В первый день записи умерла Эмми Уайнхаус, это меня поразило тогда, и всю пластинку я посвятил ей. Это, собственно, и есть история ее жизни, положенная на музыку.

Еще мы собрали группу xyz с музыкантами из Праги — это было мое основное занятие, жалко, что до дебютного альбома дело так и не дошло, хотя записи и были. Случались выступления, были ротации по радио, но для Европы это так обыденно, что не приравнивается к большому событию, как у нас.

—  А разногласия с ребятами из xyz были? Как тебе с ними работалось?

— Разногласий с xyz не было — мы просто расстались, потому что я уехал в Россию, и проект на этом прекратил свое существование. Их вокалистка — Алиса Сафонова — теперь моя лучшая подруга. Невероятно талантливая девушка, сейчас собирает что-то новое. Работалось отлично. Чехи вообще невероятно позитивные и легкие в общении.

Получить ротацию на радио для инди-музыканта в той же Чехии — проще простого, хотя бы из-за формата станций. Где-нибудь у нас вы услышите в обычном радиоэфире Interpol, Bjork или Radiohead? Вот... А у них это практически за попсовые станции идет.

— Три года назад вы отыграли благотворительный концерт. Где и как он прошёл?

— Это был вовсе не один концерт. Тогда, в 2009 году, мы в составе нашей группы Beauty Sleep участвовали в огромном количестве местных благотворительных мероприятий. Если мы и брали деньги за выступления, то они почти всегда шли на благотворительные цели. Все я, конечно, не вспомню, но особенно запомнился мне январский концерт в «Нирване». Тогда помогало много наших друзей-музыкантов, и с вырученных от продажи билетов денег мы вместе с организаторами купили очищающий аппарат в отделение детской онкологии. Дети подарили нам в благодарность собственные рисунки, выражали признательность родители, родственники... Это хорошо отпечаталось в памяти.

— Какие планы на будущее?

— Прямо в данный момент записываю альбом в рамках проекта Korneev p.l., скорее всего, это будет последний релиз. Но больше занят сбором нового проекта. С Ильей, нашим басистом, активно ищем барабанщика, по эстетике будет что-то близкое к Talking heads, но тоже не факт. Не знаю, в какие степи нас еще занесет.

Сейчас Павел занимается копирайтингом, новым музыкальным проектом и... написанием серии рассказов о русской мафии в Европе. Планов много, было бы время на их воплощение в жизнь.