Хроники человека, который боялся опоздать к 21:00

Я вижу перед собой серые силуэты людей. Очередь, словно змея, заворачивает за угол кирпичной стены гастронома. Под ногами грязный подтаявший снег, над головой тусклое свечение уличного фонаря. В руке я сжимаю несколько мятых бумажек и горсть монет. На часах без двадцати семь вечера, и сердце моё бешено колотится.

Хроники человека, который боялся опоздать к 21:00
Я слышу скрип подошв и стук стеклянных банок в авоське. Я слышу, как зажглась спичка у меня за спиной, а потом — глубокий вдох, и облако сиреневого дыма окутывает меня. Осталось всего четверть часа. Я в панике...

Я открываю глаза и понимаю, что лежу в темной комнате на старом диване. Рубашка намокла от пота, а в пепельнице лежат маленькие скрючившиеся трупики сигарет. На полу валяется стопка вчерашних газет, а за окном падает пушистый снежок. Я смотрю на часы.

«Не трать время, милая, не трать время! Солнечный свет на этих ветвях, с нами ничего не случится; Не трать время!» — играет радио на кухне.

На часах половина девятого. Я бегу в коридор и, забыв про носки, обуваю ботинки. Поверх майки надеваю пальто и бегу вниз по лестнице. В голове в это время сидит лишь одна мысль: «Только бы успеть, только бы успеть!». Распахиваю дверь подъезда, делаю шаг, поскальзываюсь и падаю. Встаю и снова бегу. Вот угол дома, вот в ста метрах заветная цель... Я машинально проверяю карманы и понимаю, что вышел без единой копейки денег. Нет даже жалкой мятой бумажки. Нет ни монетки.

Во внутреннем кармане лежит банковская карта, но в магазине не принимают эти пластиковые изобретения дьявола. А туда, где принимают, я не успею.

Надо перевести дух. Что здесь есть рядом? Бар? Там тоже не рассчитывают по карте. Пивная лавка? Она закрылась на ремонт ещё на прошлой неделе. Банкомат? Да, но это минус десять минут. Перебегаю дорогу на красный свет, но трамвай меня не пропускает. Жду, матерюсь и кричу: «Быстрее, чёрт возьми, быстрее!». Ещё один рывок. Два дома, всего два дома до банкомата. Осталось 15 минут. Можно успеть.

У терминала никого. Слава богу! Убил бы. Пальцы трясутся. Неверно набрал пин-код. Ещё одна неудачная попытка — и карту заблокируют. Успокоиться. Только не волноваться. Пять-пять, семь-три. Есть. Банкомат приятно зашумел, отсчитывая три сотни.

Теперь только вперёд. Только успеть. Я бегу весь окрылённый и преисполненный волнения, словно это моё первое свидание. Хотя в голове сидит тревога. Как я мог уснуть вечером и пропустить этот важный для меня час?

Вот он. Свет родного гастронома. Только бы без очередей на кассе, только бы без очередей! У меня ровно 5 минут. Минуту до стеллажей, секунд 40 обратно до кассы и, предположим, три минуты на стояние в очереди. Если там будет три человека, то на каждого по минуте. Сколько кассирша в минуту может отпустить товаров?.. Голова кругом идёт. Положим оставшиеся 30 секунд на непредвиденный случай.

Касаюсь руками двери магазина, сердце бешено колотится. В руке я сжимаю несколько мятых бумажек. Краем глаза замечаю, что на кассе всего двое. Мчусь стрелой к нужному мне отделу и потом обратно на кассу.

— И сдачу на телефон положите.
— Хорошо, говорите номер.
— Восемь... девять-один-три...

О, боги! Нет только не это! Время тает. Оно словно песок уходит через мои пальцы. На часах — 21:01. Одна минута! Всего одна минута!..

Делать нечего. Я откручиваю крышку и, обернувшись по сторонам, вливаю в себя всю порцию этой отравляющей радости. Я роняю деньги, и пол с силой бьёт меня по лбу.

Открываю глаза и понимаю, что лежу в темной комнате на старом диване. Рубашка намокла от пота. На полу валяется стопка вчерашних газет. На столе — банка холодной балтики-номер-семь и какие-то бинты, измазанный йодом. На кресле сидит сосед дядя Миша.

— Очнулся? Ну, на хлебни пивка.
— Что случилось?
— Я гулял с собакой и смотрю, ты бежишь сломя голову. Дай, думаю, поздороваюсь. Привязал пса около гастронома, захожу и вижу, ты прямо на кассе из горла распиваешь «Журавлей». Глазища стеклянные. Ты уронил бутылку и упал как стоял. Пластом. Охрана, конечно, набежала. Тётки завизжали. Хотели полицию звать, да я тебя забрал, дал им сверху сто рублей за ущёрб. С утра по кассе проведут твою водку.
— Спасибо, дядь Миша.
— Пей, пей, давай. И не вставай.

За окном падает пушистый снежок. Вокруг тишина и мне хорошо.

comments powered by HyperComments