Что такое ракамакафон? Это как марафон, только ракамака.

Эта фраза полностью объясняет суть безумной затеи. Ракамакафон родился в агентстве PUNK YOU BRANDS. Пять творческих работников решили в июле 2014 года пробежать классическую марафонскую дистанцию — 42 километра 195 метров.

Один из них — Олег Ан.
возраст: 25 лет;
рост: 175 см;
вес: 85 кг;
отношение к алкоголю и сигаретам: бухаю, курю;
сколько мог пробежать на начало тренировок: 1,25 км;
сколько сейчас: 3 км.

Untitled-1

— Как родилась идея?

— На работе посмотрели видео про триатлон. Там одна из дисциплин — бег (марафон). Миша (Михаил Иванов — один из участников ракамакафона) начал рассуждать, насколько это сложно, и предположил, что за один год можно подготовиться к полумарафону (21 км). Я возразил ему, что полумарафон это несерьезная дистанция, а Миша — несерьезный человек. Если уж изнурять себя подготовкой, то нужно ставить достойные цели. На этом и порешили. Потом спросили у наших ребят, половина нас поддержала, другая половина сказала, что мы идиоты.

Сейчас вовсю идут тренировки. Для фиксации результатов ракамакафонцы используют приложение для смартфонов «Endomondo». В ближайшее время в специальной группе «Вконтакте» появятся ссылки на все профили. Тогда любой желающий сможет следить за спортивным прогрессом участников.

Untitled-2

Михаил Иванов (слева)
возраст: 23 года;
рост: 182 см;
вес: 80 кг;
отношение к алкоголю и сигаретам: иногда пью, не курю;
сколько мог пробежать на начало тренировок: 5 км за 35 мин;
сколько сейчас: 15 км за 1 час 45 мин.

Влад Степанов (справа)
возраст: 25 лет;
рост: 179 см;
вес: 65 кг ценного мяса;
отношение к алкоголю и сигаретам: негативное отношение и к тому и к тому;
сколько мог пробежать на начало тренировок: мог за 30 минут 3 км;
сколько сейчас: за 30 минут 6 км.
Untitled-3
Meso Keen (слева)
возраст: 22 года;
рост: 179 см;
вес: около 75;
отношение к алкоголю и сигаретам: пью, курю;
сколько мог пробежать на начало тренировок: 4 км;
сколько сейчас: 5 км.

Александр Климов (справа)
возраст: 24 года;
рост: 175 см;
вес: 53 кг;
отношение к алкоголю и сигаретам: пью, не курю;
сколько мог пробежать на начало тренировок: 4 км за 30 минут;
сколько сейчас: 10 км за час.

— А присоединиться к вам можно?

— Количество ракамакафонцев в группе ВК мы менять не будем, разве что кто уйдет. Это добавит дополнительных трудностей и неудобств. Так что в этом моменте к нам присоединиться нельзя. Но мы совсем не против, если кто-то хочет пробежать с нами марафон или просто потренироваться. В ближайшее время мы добавим в группу маршруты и время наших тренировок, и если кто-то живет рядом и ему не с кем бегать, с радостью составим компанию

Олег говорит, что какого-то особенного подхода к тренировкам нет. В среднем каждый бегает три-четыре раза в неделю, в основном перед работой. Никаких диет, лишь одно ограничение — за два часа до пробежки никто не ест.

— Планируете ли, чтобы вместе с вами следующим летом побежал Абебе Бикила или другие известные марафонцы?

— Абебе Бикила? Конечно! Мы планируем пригласить много мертвых спортсменов.

— Рак передвигается задом наперед, почему бы на РАКамакафоне не бежать спиной вперед? Это было бы резонансно.

— Хитиновые не лучший пример для подражания в беге.

— А если следующее лето будет таким же дождливым, как это, может лучше триатлон замутить?

— А если снежное, то биатлон? Нет уж, решили марафон, значит марафон.

— Если не сможешь уже бежать, то остановишься или будешь идти, ползти или вызовешь такси?

— Сяду, покурю, и побегу дальше.

— А вообще — зачем вам это нужно?

— Просто стало интересно, сможем ли? Сами себя взяли на слабо, теперь мучаемся.

Последняя фраза похожа на одно высказывание Харуки Мураками. В книге «О чём я говорю, когда говорю о беге» он написал так: «Ведь если в беге на длинные дистанции мы кого-то и должны победить, так это прежних самих себя».

Поэтому, несмотря на общий шутливый тон всей подготовки, понимаешь — это всерьёз. У подобных безумных проектов обычно два сценария. Они либо бесславно умирают, либо завоёвывают мир.

Текст — Михаил Беднаржевский, вопросы — Ян Строков, Сергей Щербин, Анна Усик, Михаил Беднаржевский. В публикации использованы материалы из группы «РАКАМАКАФОН»