Когда мы писали о том, что в Нагорном парк строится храм, то даже и не предполагали, что на самом деле там происходит. Кости, черепа, остатки офицерских мундиров, женские платья, пуговицы, нательные крестики, клоки волос, челюсти — экскаваторный ковш перерыл старинные могилы, выворотив наружу их содержимое.

DSC_8052

Сразу хотелось бы оговориться, что редакции Барнаул.фм сложно оставаться нейтральными в таких вопросах как жизнь и смерть, поэтому мы возьмём на себя ответственность занять определённую точку зрения. Мы считаем, что строительство церкви, а тем более в тех местах, где когда-то уже стоял храм, но был разрушен — дело по себе нормальное и даже правильное. Но когда во время такой стройки разрушаются могилы — это нехорошо. Можно копать аккуратно, с помощью специалистов и археологов, сохраняя и попутно изучая захоронения для переноса их в другое место, а можно пригнать тяжелую строительную технику и ковшом разрезать склепы, гробы и скелеты, вывалить это всё в кучу как мусор и дать возможность мародёрам поживиться тем, что осталось. В Барнауле выбрали второй способ.

Узнав накануне о том, что в разрытом котловане появились «гробокопатели» из числа зевак и коллекционеров старины, воскресным утром 15 декабря мы отправились в Нагорный парк, чтобы увидеть всё своими глазами.
DSC_8017

На месте обнаружен котлован глубиной около 1,5 метров, памятник Ленину, который стоит на самом краю обрыва и несколько строительных вагончиков поодаль. Рабочих или какой-либо охраны мы не заметили.
DSC_8018

Первое, что бросается в глаза после ямы — это кучи земли, собранные с помощью экскаватора. Именно в этих кучах находятся кости барнаульцев из XIX — XX веков.
DSC_8028

Стоит посмотреть вниз — как можно увидеть, что поверхность земли усеяна костями. Копали здесь и раньше. В советское время Нагорное кладбище разломали для строительства ВДНХ, в постсоветское время тут случались оползни, приходили сюда и «черные копатели», работали учёные, но подобное вмешательство в загробный мир Нагорного парка в XXI веке происходит впервые.
DSC_8020

Наталья Канатникова в своём блоге пишет о том, что увидела накануне, в субботу:

«Каждая из арочек оказалась хранилищем для гробика. Состояние гробиков после того, как их разрыли экскаватором, можно себе представить. В одной из стен мы обнаружили детский скелет, срезанный повдоль ровно пополам. Из другой скромно торчали тазовые кости. Рядом и арочки выглядывала половина гроба, на этот раз срезанного поперек...»
DSC_8023

«Осматривая все это, мы приблизились к компании, увлеченно ковырявшей котлован. Ребята оказались общительными и нежадными. Нам тут же продемонстрировали груду костей, которые они успели нарыть. Заодно показали гвозди, ручки от гробов (их там вообще довольно много валялось), пару старинных стеклянных флаконов, еще какие-то штуковины. Костями пытались напугать, флаконы и ручки загнать по 300-500 рублей. На гребне отвала, прямо на поверхности,обнаружили останки богатой дамы в бархатном платье. Дама была размазана по отвалу метров, так, на 5. Тут череп, тут рукав, чуть подальше бедро, остатки гроба...»
DSC_8032

Надо сказать, что к утру воскресенья артефактов на месте котлована было гораздо меньше. Всё более-менее ценное растащили несколькими днями ранее и скорее всего это были не музейщики.
DSC_8034

Интересно, что строители и организаторы раскопа не могли не знать о том, что здесь находится захоронение. Кроме того, судя по обильному количеству костей в округе — они видели их в процессе своей работы, однако, не прекратили её в самом начале и даже не попытались сменить способ рытья. Останки превратились в месиво из костей, земли, обрывков ткани и гробовых досок. Вот этот кусок — фрагмент офицерского мундира.
DSC_8035

Часть гроба. Предположительно детского или женского.
DSC_8036

Остатки обуви покойника.
DSC_8037

Кованая ручка от гроба. Странно, что она никому не понадобилась в хозяйстве.
DSC_8039

Фрагмент платья или савана.
DSC_8045

Когда смотришь на всё это, то появляется ощущение, что сейчас тут поработали авиабомбы, которые сбросили на братские могилы. Кости не должны валяться на месте строительства храма.
DSC_8042

Они должны спокойно лежать в земле. Тем более, что здесь похоронены не безымянные бродяги, а многие известные барнаульцы:

Фролов К. Д. (1726—1800) — изобретатель-гидротехник.
Чулков В. С. (1746—1807) — начальник Колывано-Воскресенских заводов, основатель камнерезного дела на Алтае.
Залесов П. М. (1772—1837) — строитель сереброплавильных заводов, изобретатель паровой турбины для откачки воды из шахт.
Черницын И. И. (1750—1809) — ученик и помощник изобретателя Ивана Ползунова.
Художники:
Мягков М. И. (1797—1852) — мастер религиозной живописи, академик искусств и портретной живописи.
Петров В. П. (1770—1810) — ученик основоположника городского русского пейзажа Ф. Н. Алексеева, академик живописи.

DSC_8043

Молчанов А. И. (1765 — после 1824) — первый архитектор Барнаула, автор каменного корпуса сереброплавильного завода, горной аптеки, канцелярии, ансамбля Демидовской площади.
Попов Я. Н. (1802—1863) — ученик К. И. Росси, автор церкви Иоанна Предтечи, дома начальника заводов, ансамбля Демидовской площади.
Шангин П. И. (1748—1816) — медик, специалист по минералогии, член-корреспондент Петербургской академии наук.
Геблер Ф. А. (1782—1850) — врач, географ, член-корреспондент Петербургской академии наук.

DSC_8040

Гуляев С. И. (1805—1888) — фольклорист, этнограф, изобретатель.
Гуляев Н. С. (1851—1918) — краевед, архивариус Алтайского горного округа.
Ядринцев Н. М. (1842—1894) — публицист, исследователь Сибири.
Гюстав Луи Мария Менье (1827—1862) — французский археолог и путешественник.
Журин Н. И. (1841—1891) — начальник округа, один из основателей общества попечения о начальном образовании.
Штильке В. К. (1850—1908) — просветитель, депутат Государственной думы

В 1879 году по решению Барнаульской городской думы кладбище было поделено на 4 разряда. Первый разряд находился около церкви, второй – в центре, третий и четвертый — на прирезанной местности, при самом въезде в ворота. Четвертый разряд предназначался для захоронения бедных и плата за отвод мест не бралась. За место в первом разряде платили 4 рубля, во втором – 2 рубля, в третьем – рубль. У нас есть все основания полагать, что эти склепы и мундиры относятся к первому разряду, а значит тут похоронены были одни из лучших людей города.

DSC_8044

Поэтому наше твёрдое убеждение, что это не нормально и в нашем городе такого происходить не должно.
DSC_8047