Очень классная история — двое барнаульцев, Егор и Елена Ильины, решили отправиться в путешествие на юг России на своей машине. Разработали маршрут, сделали крутые наклейки на борта автомобиля и стартовали с нулевого километра. На прошлой неделе они вернулись из поездки. Мы задали им несколько вопросов, так или иначе связанных с нашим городом.

— Пару слов о путешествии: мотивы, цели

— Мы живем в Барнауле, ритм которого нам по нраву, тут семья и родные, друзья и нам тут хорошо. «Широка страна моя родная», — поется в песне, а насколько она действительно широка? Как живут в других городах, о которых мы только слышим в новостях, и которые для нас не более, чем только название. Вот и появилось желание поехать по России и посмотреть на неё, погулять по улицам других городов, по центральным проспектам и дворикам, заглянуть в окна, пообщаться лично с живыми людьми и посмотреть им в глаза. Как восстановили Грозный, и как выглядит Сочи. Проехаться по периметру Крыма и посмотреть своими глазами, что мы там присоединили, и как этому рады местные, воочию увидеть легендарный город-герой Севастополь и пообщаться с потомками героев. Мой прапрадед был атаманом кубанского казачества, а я ни разу там не был. И многое, многое другое, как, например, прокатиться в каждом городе на чертовом колесе, посетить музеи и выставки, проехаться по трассам «Казань ринг» и «Нижегородское кольцо». Помимо всего прочего, мы надеемся, что наша экспедиция подвигнет людей нашей необъятной страны путешествовать по её просторам, ведь здесь есть, что посмотреть, чем восхищаться, наслаждаться, удивляться и где побывать.

45 дней в пути
15 555 километров

— Слышали ли россияне о городе Барнауле или даже не знают, где это?

— Конечно, название нашего города многим мало что говорило. Для того мы и поехали по нашей большой стране, чтобы познакомиться и посмотреть, насколько она широка. Когда уточняли, что из Сибири, с Алтая, то уже появлялось представление у людей, откуда мы. Поначалу еще пытались объяснять, что Алтайский край и республика Алтай — это разные субъекты, но вскоре устали. Карта с нашим маршрутом на борту машины сильно помогала объяснять, откуда мы, ибо каждый, глядя на неё, находил города, откуда сам приехал или откуда родом, где родственники или где служил.

Новосибирск — нормальный такой ориентир для понимания, где находится Барнаул.

— Чего, по вашему мнению, Барнаулу не хватает больше всего по сравнению с другими городами?

— Определенно — набережной.

Практически во всех городах есть набережная, и это точка притяжения людей.

В каких-то городах набережные роскошные, где-то — совдеповские, были и модные современные. В Самаре очень понравилась набережная. Там дорожки для скейтов и великов, выделенные дорожки для бегунов со специальным покрытием, простые тренажеры под открытым небом, пляж, прогулочная часть замощена плиткой, даже на скамейки и мусорки приятно смотреть — они такие кованные, душевные, это вам не забор из профиля по всему Ленинскому. Однозначно нужна набережная! А ещё пешеходная улица. Что-то наподобие Арбата.

Во всех крупных городах есть такие пешеходные зоны, где художники, молодежь, туристы, дети. В общем, где все отдыхают, общаются, и это создаёт атмосферу города. Больше всего понравилась пешеходная улица в Челябинске. И по ней не гуляют «суровые мужики в красных труселях» (смайл).

Неплохо было бы облагородить нагорный парк, место бывшего ВДНХ. А ещё в нашем городе сохранился кусок старинной исторической застройки за Центральным парком и Филармонией до Красноармейского проспекта – здания и территория бывшей сереброплавильной фабрики, где затем размещалась спичечная фабрика, а сейчас это всё приходит в упадок за забором в центре города.

Здесь не нужно придумывать визитную карточку города — вот она! Ещё пока сохранилась история, которую всего лишь нужно поддержать.

Кажется, ансамбль Речной вокзал — Набережная Оби — Нагорный парк — Центральный парк, переходящий в историческую зону Сереброплавильного завода, намного бы украсил наш город, сделал его более презентабельным и комфортным для жителей. Ещё неплохо было бы сделать экстрим-парк для молодёжи. У нас многие тусят на площади Ленина. И это хорошо – придаёт живости этому месту. Но там нет рейлов, рамп и прочих экстрим-приспособлений. В общем, активной спортивной молодёжи негде тусоваться. Даже в Феодосии в Крыму с населением всего 70 тыс. человек есть такое место.

— Как барнаульские и алтайские дороги выглядят на фоне дорог страны?

— Дороги в стране разные, как и в регионах, в том смысле, что вот есть 40 км отличной дороги — и едешь, слушаешь аудиокнигу, ни о чем не заботишься, а следующие 30 км — едешь 90 км/ч и ждешь неожиданную яму, следующие 40 км едешь со скоростью 20км/час и считаешь, сколько раз шаркнул «пузом». Есть, конечно, ужасные участки федеральной трассы, например от Ишима на Курган есть участок 20 км перед деревней Бердюжье. Там просто нет дороги, на ней фуры заваливаются на бок, мы дверь не могли открыть, ибо такая колея, в общем, знатное место, и в ютюбе про него много роликов. После этих трудностей у меня изменилось отношение и появилось больше уважения к дальнобойщикам. Мы-то по этой дороге разок проехали и больше туда ни колесом, а у них это работа, везут по ней продукты, да и все то, что мы покупаем потом в магазинах.

В Сочи офигенные дороги, перед Олимпиадой просто параллельно одной транспортной сети построили новую, прокопали многокилометровые туннели, но через каждые три столба висят камеры, и если ловишь одну, то еще две тебя замечают и штрафы тройные приходят. В Крыму после переправы ужасные дороги, сплошные ямы и очевидно, что никто их последние лет 10 не обслуживал, ибо Украине они были не нужны. Под Москвой на М4 -Дон отличные дороги по три полосы в каждую сторону, ехать легко, обгоняешь без лишнего напряжения, но дороги эти платные. Что удивило, так это ужасные дороги в Тюменской области. Регион, который добывает нефть, на которую живет вся страна. И это при том, что, по словам местных краеведов, нам еще повезло, ибо приехали к ним осенью под конец сезона ремонта дорог.

Дороги в стране — примерно как в нашем крае.

Ну вот выезжаешь из города — мост уставший, потом новая четырехполосная, потом двух, потом сталинская трехполосная, одна из которых переменная. Я бы поставил дорогам нашего региона 3+ или 4 по пятибалльной шкале. В целом, намотав 15000 км, можно сказать, что дороги в нашей стране проходимые даже на низкой машине. Так что пусть это не останавливает вас.

— В каком из городов вы бы остались жить?

— Отдыхать везде хорошо. В путешествии другое состояние, другой взгляд, некое «состояние путешественника», когда ты обращаешь внимание на архитектуру, вывески, и даже люки, когда глаз поедает все вокруг и постоянно ищет, а не как дома, когда часто одни и те же маршруты, и всё приедается. Ну какого цвета дом напротив вашего? Или какого цвета циферблат часов на шпиле на площади Октября? Это уже не замечается и не запоминается.

В некоторых городах мы были несколько часов, где-то зависали на несколько дней. Плохие районы и дороги можно везде найти, мы же старались акцентировать свое внимание на положительных вещах. Нельзя сказать, что тот или иной город хороший или плохой, это мы его увидели хорошим или плохим.

Отдыхать везде хорошо, а в Барнауле родные и друзья, и именно поэтому Барнаул — это дом.

— И вот чисто бытовой вопрос: легко ли найти в городах прачечные? Как вы организовывали стирку и сушку вещей?

— О, с этим все просто! За нашу экспедицию мы пережили во всех возможных видах жилищ, от номеров в классических американских мотелей на трассе, до гостиниц с президентскими номерами и паркетным полом, много хостелов посетили, снимали как отдельно комнаты, так и всю квартиру посуточно, жили в южных гостевых домах, где в комнате помещалось только кровать и стул. И практически везде есть стиральные машины, где-то за 100 рублей, где-то бесплатно. А в том климате, куда мы добрались, когда закончились чистые футболки, все высыхало за ночь.

P.S. Про Крым

— Все люди в Крыму, с кем мы общались в непринужденной беседе: в кафе с официантками, на заправке, с хозяевами гостиниц, с продавщицами, с людьми, интересующимися нашей машиной, с соседками на пляже, с соклубниками, были откровенно рады присоединению к России. Рады, что здесь не так, как сейчас в Донецке и Славянске, рады, что нет войны, за это они благодарны Путину. На учреждениях ФМС висят списки на регистрацию беженцев, тут и там идут про это разговоры, на пароме достаточно машин с номерами восточной Украины. Ну нет здесь ничего украинского. Национальной украинской кухни меньше, чем японской, татарской, итальянской. Украинский язык слышали пару раз за всё путешествие в Крыму. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!

P.P.S.

Егор Ильин — фотограф, egorilin.ru

Елена Ильина — историк, генеалог, компания «Историческая мастерская»

Очень много фотографий и путевые заметки смотрите в их группе Вконтакте.