Алтайский писатель Владимир Токмаков переиздал свою самую, пожалуй, успешную книгу — роман «Детдом для престарелых убийц». Из-за большого количества откровенных сцен произведение носит статус скандального. Писатель Марк Юдалевич даже охарактеризовал его как «гимн моему члену». «Барнаул.фм» пообщался с Токмаковым.

— В последний раз «Детдом» был издан в начале нулевых. В тексте что-то поменялось?

— Да, в Барнауле в 2001-м, а в Питере, в издательстве «Амфора» в 2002-м в серии «Поколение Y», и в этом же году в московском журнале «Новая Юность». Дело в том, что в барнаульское издание я не решился включить многие сцены, боясь обидеть кого-то из друзей-прототипов, да и так, много там было нелицеприятного о «времени и месте», где живёт главный герой. Но и в питерском издании редакторами, по разным причинам, были убраны кое-какие сцены. В третьем издании всё это восстановлено, как задумывал автор. Ну и кроме того, это же не просто переиздание «Детдома...», это было бы для меня неинтересно.

Это такой литературный «памятник нерукотворный» 1990-м годам, художественный документ о том лихом и весёлом времени.

В книгу кроме «Детдома...» вошла малая проза «Самогон», поэтический сборник в жанре литературной мистификации «Боязнь темноты. Письма сумасшедшего», а также мемуарный очерк «Авангардисты». Кроме того, в книге воссоздана хроника литературных событий конца 1990-х — начала 2000-х годов. Может быть, это гораздо важнее, чем само переиздание.

— А что за история с «гимном члену Марку Юдалевичу?» Патриарх алтайской литературы действительно так говорил?

— Это, если не ошибаюсь, процитировала Тася Орехова в своём материале в «Молодёжи Алтая» о презентации «Детдома...». Там много что писали. И «приют литературной мастурбации», и то, что меня не приняли в Союз писателей за стихи об «онанизме» и то, что это безнравственная литература и прочий бред. Это реальный бред — меня приняли не только в Союз, но и в Международный писательский ПЕН-клуб. С Марком Иосифовичем мы были знакомы с 1989 года. Я подарил ему книгу, старик любил солёные шутки, да.

— В «Детдоме» описано большое количество реальных людей, многие из которых с 2001 года высоко забрались по карьерной лестнице. Как они отреагировали на переиздание? Не повредят ли откровенные подробности?

— Гм, да, кто-то сейчас высоко забрался, а кто-то уже успел забравшись — очень больно упасть. От сумы и тюрьмы в России не зарекайся. Прототипы узнаваемы, но это — прототипы, собирательные образы. Да, кое-кто осторожно спрашивал меня, что и в каком виде будет в книгу включено, но это литература, и я тут волен принимать самостоятельные решения. Так что — без обид.

— Тираж — всего 500 экземпляров. Где можно будет купить книгу и сколько за это придётся заплатить?

— Ну тираж реальный для Барнаула, увы, сейчас писатели стоят в очереди за читателем, а не наоборот. У меня уже есть опыт, таким же тиражом я издал предыдущую книгу «Сбор трюфелей накануне конца света», она разошлась где-то за год. Если раздавать книгу друзьям и знакомым бесплатно — это одно, а если пытаться продать свой труд, и что-то заработать — это другое. Спасибо депутату Госдумы Александру Терентьеву, он выступил генеральным спонсором. Но всё-равно пришлось вложить и свои деньги. Сначала насчитали за книжку в мягкой обложке тиражом в 500 экземпляров 90 тысяч рублей, и я схватился за голову! Потом договорились о скидке как постоянному клиенту — и сбросили сумму до 60 тысяч. Так что издавать книжки нынче очень дорого...

Если у кого есть интерес — можно связаться с автором, я не буду зверствовать, цена вполне демократическая для любителей бумажной литературы — 300 руб.

«Детдом...», конечно же, будет и в книжных магазинах Барнаула, но там подороже. Кроме того, 27 июля в библиотеке имени Шишкова с московским писателем Глебом Шульпяковым мы проведём совместную презентацию. И обязательно встретимся в конце августа на Дне города!