Как алтайские крестьяне и рабочие собирали деньги на собственный воздушный флот и почему единственная авиакатастрофа помешала построить эскадрилью аэропланов.

Библиотека имени Шишкова подготовила материал про короткую, но яркую историю алтайского авиастроения. «Барнаул.фм» публикует авторский текст.

103296080_large_Junkers_F13p

В 1923 году в Советской Республике началась агитационная компания по сбору средств на строительство Красного воздушного флота. Собирали деньги и на Алтае. Для популяризации авиационной идеи было создано всероссийское акционерное общество «Добролёт» (Добровольный воздушный флот), отделение «Гублёт» (Губернский воздушный флот). В Барнауле состоялось учредительное собрание общества друзей Красного воздушного флота, которому было присвоено название «Алтгублёт». Инициативную группу и совет общества возглавил председатель губисполкома Грансберг, членами совета были секретарь губкома РКП(б) Поднек, начальник штаба ЧОН Залесский, представители профсоюзных и хозяйственных организаций. Членом общества мог стать каждый, кто заплатил вступительный взнос в размере 1 рубля золотом. На первом собрании членских взносов было собрано 2652 рубля. В это время стоимость самолёта оценивалась «с мотором N-ой системы 19546 рублей золотом, самолета NN – 36658 рублей. Постройка гидроаэроплана — 30 тысяч рублей золотом».

В целях активизации сбора средств, члены Добролёта выступали с докладами, беседами, лекциями. Устраивались «Недели помощи воздухофлоту», платные концерты, спектакли и гуляния. Средства поступали также по подписным листам от рабочих и служащих.

Рабочие и служащие Барнаула собирали средства на самолёт «Красный Алтай». От города не захотела отстать и деревня, начавшая сбор средств на самолет «Алтайский партизан». На его постройку только крестьяне Петровской волости (Троицкий район) сдали 4470 рублей. В Ребрихе было собрано 54,3 рубля золотом, одни серебряные часы, 45 пудов пшеницы, а служащие отчислили двухдневный заработок.

Славгородцы и бийчане строили свои самолеты: «Славгородский партизан» и «Бийчанин». В Павловской волости на беспартийной конференции было решено строить волостной аэроплан «Красный Пахарь». Сотрудники Алтгуботдела ГПУ сдавали средства на постройку аэроплана «Сибирский Чекист».

Красноармейцы, командный и политический состав воинских подразделений – на аэроплан «Красная Армия Сибири». Работницы и крестьянки откликнулись на призыв и собирали средства на строительство аэроплана «Красная Сибирячка». Сибирская деревня строила эскадрилью кораблей «Крестьянская взаимопомощь».

KA1
Рекламный баннер в газете с призывом сдавать деньги на постройку аэроплана.

«Жертвуйте все на воздушный флот, построим свой аэроплан «Красный Алтай» и от нашей губернии преподнесем государству. «Звезду Алтая» и «Красную Степь» призываем – открыть подписку в Бийске и Рубцовске», – писала газета «Красный Алтай» 25 августа 1923 года.

Рубцовское отделение «Сиблёта» организовало выставку картин художника Н. В. Ерушева, сборы с которой пошли в пользу воздушного флота.

За один год по Алтайской губернии было собрано 40908 рублей, распространено много литературы, значков, но средств на строительство эскадрильи не хватало. В августе 1923 года на собрании организационно-агитационной комиссии Гублёта решался вопрос – «будет ли Гублёт строить свои аэропланы, или один аэроплан, и тогда выпустить свои именные акции, или жетоны местных аэропланов». Значки имели круглую форму, диаметр 30 мм. На лицевой стороне знака в верхней части пятиконечная звезда высотой 8 мм, в нижней части восходящее солнце с направленными вверх 9 лучами. В центре знака изображен аэроплан с крыльями, передняя часть мотора с пропеллером и колесами, над аэропланом в верхней части знака надпись по кругу АЛТАЙСКИЙ, в нижней части знака надпись по кругу ПАРТИЗАН. На обратной стороне знака расположена резьбовая закрутка для закреплении при ношении.

Для того, чтобы активизировать сборы обратились в Новониколаевск с просьбой продемонстрировать настоящий самолёт. 10 октября 1923 года в газете «Красный Алтай» было опубликовано сообщение:

«Встречайте «Юнкерса»! Завтра, в четверг, 11 октября в полдень из города Новониколаевска в Барнаул вылетает аэроплан «Юнкерс». Прибытие ожидается в 2 часа дня. Спуск – за железнодорожным полотном, вблизи кирпичных сараев, куда приглашаются представители рабочих и профессиональных организаций, а также воинских частей».

Аэроплан системы «Юнкерс», носивший название «Сибревком» (Сибирский революционный комитет), прибыл в Барнаул 12 октября в 5 часов 35 минут. На месте посадки при большом стечении народа состоялся митинг, на котором выступили представители Сибревкома Брыков и Павлунский, командующий войсками Западно-Сибирского военного округа Петин, член Реввоенсовета Сибири Перепечко, инспектор по изысканию и оборудованию аэродромов Волковойнов и летчик Лозовский. В завершении митинга жителям Алтая пообещали, что уже с весны 1924 года будет действовать воздушная линия Бийск – Барнаул – Новониколаевск.

1925samolet

13 октября «Сибревком» отправился в обратный путь по маршруту Новониколаевск – Красноярск – Иркутск. К весне 1924 года на «трудовые гроши» рабочих и крестьян Сибири были построены и сданы в боевые эскадрильи 3 самолета: «Красная Сибирячка», «Комсомолец Сибири» и «Сибирский рабочий». 21 июля 1925 года «Сибревком» вновь прилетел в Барнаул.

На следующий день аэроплан отправился в агитполёт по маршруту Бийск — Улала — Чемал. В Бийске «Сибревком» совершал круговые полеты над городом. Около восьмидесяти человек, в том числе четверо крестьян, одному из которых было 102 года, впервые поднялись в небо.

— К сожалению, – писал в своем отчёте секретарь Губавиахима Чебыкин, – население так было поражено и заинтересовано, что почти не подчинялось указаниям распорядителей и все время держалось около самолета при его спусках и взлётах.

Некоторые из любопытных бийчан получили травмы. В Барнаул «Сибревком» вернулся только 4 августа. В Чемале при взлёте аэроплан напоролся на острый камень, повредил шасси, колесо и пропеллер. Пришлось простоять в ремонте несколько дней. 4–5 августа «Сибревком» дарил барнаульцам «воздушные Октябрины». Их итог: 24 круговых полета, 77 счастливых пассажиров, свыше 5000 зрителей. Летчик Иеске, отмечая большой интерес жителей Сибири к полёту «Сибревкома», признался: «Особенно повышенный интерес мы наблюдаем в Алтайской губернии, здесь население прямо-таки увлекается самолетом и оказывает нам самый радушный прием».

1 января 1926 года в газете «Красный Алтай» появилось объявление: «Секретарь Авиахима Чебыкин выехал в город Томск за получением английского самолета «Сопвич», который предназначается для Барнаульского округа».

12 февраля самолет приземлился на барнаульском аэродроме. Самолетом управлял пилот Фадеев. Расстояние от Новосибирска до Барнаула «Сопвич» преодолел за 1 час 30 минут.

До весны «Сопвичу» предстояло выполнять агитационные полеты по тем деревням и районам, которые дали Барнаульскому Окравиахиму планы своих посадочных площадок. Весной и летом планировалось производить работы по фотографической съёмке полей и лесов и по борьбе с вредителями сельского хозяйства. Фотосъёмка с самолета должна была проводиться в помощь населению при лесных и земельных переделах, а борьба с вредителями сельского хозяйства – путём установки на самолет особого прибора – распылителя, рассеивающего над заражёнными полями ядовитую жидкость или порошок.

Перед рабочими и крестьянами Барнаульского округа поставили задачу: «Продолжать с прежней настойчивостью и энергией дело помощи Красному воздушному флоту, дабы, объединившись в организации Авиахима, в течение ближайших лет покрыть территорию Барнаульского округа сетью воздушных сообщений, на которых будут стоять мощные пассажирские самолеты, рассчитанные для подъема 6-8 человек пассажиров».

14 марта 1926 года самолет «Сопвич» вылетел для проведения круговых полетов в село Павловское, куда он благополучно и прибыл через 20 минут полета, спустившись на приготовленную павловцами посадочную площадку на пруду.

Ro4y_big

Встречать самолет вышло все село, людей собралось настолько много, что под их тяжестью трещал лед. После традиционного митинга открылись полеты. Сделав три посадки, экипаж приготовился в обратный путь, в Барнаул, но потерпел крушение при взлёте. Только счастливая случайность спасла пилота и механика от верной гибели. Катастрофа «Сопвича» нанесла серьёзный удар по авиационной агиткампании на Алтае.

Собранных средств не хватало на строительство эскадрильи алтайских самолетов. Необходимо было вернуть доверие людей к авиации.

1 апреля 1926 года «Красный Алтай» опубликовал статью Д. Шамшурина «Построим новый самолёт!»:

«Крушение «Сопвича» не первый случай в жизни авиации. Возможно, и не последний. Но должны ли мы падать духом? Конечно, нет. Приобретем же новую машину, которая могла бы помериться с воздушной стихией, которая помогла бы учащенно вертеться всем винтикам нашей общественности».

Новая агиткампания по сбору средств на строительство самолета началась в апреле 1926 года Несмотря на все усилия, проходила она вяло, прежнего энтузиазма у населения уже не было.