В Барнауле во время террасирования склонов Нагорного парка нашли человеческие кости и черепа. В этот момент сторонники и противники сноса лестницы бывшего ВДНХ, за дискуссией которых многие следили последние две недели, стали похожи на свифтовских «остроконечников» и «тупоконечников».

Кажется, не о том спорили.
л1

В истории с лестницей разговор шёл о наследии советского периода. Но Нагорный парк и ВДНХ Алтайского края — более поздние «культурные слои» этой территории. А настоящая история — это находившееся здесь главное дореволюционное кладбище Барнаула.

Для многих спор о необходимости оставить лестницу архитектора Казаринова — это, безусловно, возвращение в детство. Когда деревья были большими, эскимо стоило 7 копеек, а на Выставку достижений народного хозяйства горожане ходили отдыхать со своими семьями и друзьями. Защитники советского прошлого живы и активны, а потомки тех, кто покоился под павильонами, стендами, фонтанами, прудами, лавочками, газонами растеряли связи с прошлым. Да и осталось их — единицы.

л2

Нагорное кладбище просуществовало почти 150 лет. Оно было поделено на несколько частей. Около церкви были более престижные места. Близ ворот — для захоронения бедных, и плату за отвод этих мест не брали. Судя по найденным в сентябре 2015 года останкам на месте лестницы, там находились захоронения бедняков.

Показательно мнение современных коммунистов, которые искренне жалуются на снос лестницы, памятника Ленину и других атрибутов советского времени, не упоминая о том, каким образом эти атрибуты появились на кладбище и куда само кладбище пропало.

л-6

— Патриарх особенно затронул тему строительства храмов, говоря, что мало у нас их, недостаточно. Прямо так и сказал: «При всех наших технологиях мы ещё не дошли до минимального уровня, при котором была бы организована правильная приходская жизнь, как это было в дореволюционный период», — пишет «красный блогер» и сотрудник пресс-службы регионального отделения КПРФ Юрий Красильников. — Почему в Барнауле строительство храмов связано с разрушением тех или иных памятных объектов, патриарх Кирилл не сказал. Почему в Нагорном парке фундамент под храм вырыли не на историческом месте прежней церкви, а в метре от памятника Ленину?

л4

Патриарх точно сравнил количество храмов сейчас и тогда, до 1917 года. Их стало меньше. Во времена СССР с «культовыми сооружениями» особо не церемонились. Большевики разрушили Петропавловский собор, Троицкую церковь, Одигитриевскую церковь, Евангелическо-лютеранскую церковь Святого Павла. Никольский храм был клубом при военной части, Крестовоздвиженская церковь стала планетарием, церковь Димитрия Ростовского занимало спортивное общество «Спартак», католический костёл на нынешнем проспекте Ленина перестроили под аптеку.

Стоит ли говорить, что все городские кладбища были превращены в парки культуры и отдыха. Сложилось так, что теперь об этом не принято говорить и вспоминать. Это наше барнаульское табу.

В мистическом романе писателя Андрея Коробейщикова «Иту-Тай» о тайном ордене шаманов-тайшинов есть эпизод с барнаульской ВДНХ. Главный герой встречается там со своим учителем, который рассказывает о природе места.

«Это место очень способствует гибели, оно насквозь пропитано смертью. И если ты хотел умереть, то сделал правильный выбор. Для того чтобы сражаться, это место не годится, хотя тайшин использует даже негативные обстоятельства в свою пользу. И если бы ты знал особенности этой территории, то, в крайнем случае, смог бы использовать их влияние на своего противника для получения дополнительных преимуществ над ним.

Видишь ли, эта гора, на которой какие-то идиоты разместили ВДНХ, на самом деле является средоточием некоей силы, которая может оказать на человека самое непредсказуемое влияние. Эта выставка располагается на месте огромного старого кладбища. Здесь были похоронены сотни трупов, хотя ты этого и не знал. А ведь люди не просто так избегают места захоронений человеческих останков. Они чувствуют что-то. Трупы, в силу определённых законов, начинают излучать особую силу, которая разрушительно влияет на силу живых людей. В местах массовых захоронений эта энергия приобретает угрожающие формы благодаря тому, что здесь её скапливается очень много, поэтому кладбища всегда выносят за город, подальше от людей.

Здесь же, на месте старого захоронения, выстроили павильоны, куда приходили в течение многих лет, по выходным дням, люди со всего города, чтобы полюбоваться достижениями народного хозяйства. Безумие! А ведь архитекторы и строители, которые размещали этот парк, не могли не помнить наводнение, которое размыло как-то часть этой горы, и десятки трухлявых гробов плыли по Барнаулке через целый городской район. Ты, конечно же, не мог знать этого».

л3

Место действительно оказалось неспокойным. До сих пор там покоится очень много костей барнаульцев. Горожане ещё помнят недавнюю историю разрушения старых могил — в зиму 2013—2014 годов. Но вся энергия, выпущенная в защиту мемориальной составляющей парка, осталась где-то там, в прошлом.

Но скоро забудется и тот случай. До тех пор, пока мы вновь не начнём спорить о чём-нибудь. Например, о защите больших белых букв БАРНАУЛ, которые станут символом города для поколения нулевых. Ведь на их фоне можно фотографироваться и говорить, что это «наш Голливуд». О бывшем ВДНХ, а тем более о Нагорном кладбище, разговоров уже не будет. И мы станем собирать подписи в защиту совсем других памятников эпохи.

Текст — Данил Чурилов