Редакция «Барнаул.фм» собрала подборку самих интересных исторических материалов, которые выходили в нашем журнале в 2015 году.

Романтика ранней советской эпохи и путешествия по Алтаю времён Российской империи, криминальные хроники 1990-х и культурные перфомансы начала XX века, воспоминания Валерия Золотухина и Фёдора Достоевского, редкие фотографии старого Барнаула и раритетные коллекции артефактов бывшей барнаульской «Спички».

Пожалуй, это лучшее чтение во время длинных новогодних каникул.

* * *

Прогулки по Барнаулу 1930-х. Часть первая

— Площадь Свободы в те времена считалась центральной в Барнауле. Здесь проходили все важнейшие городские мероприятия: митинги и демонстрации, различные праздники. Петропавловский собор большевики уже взорвали, а трамвайное кольцо ещё не было построено, поэтому места на площади было предостаточно. Пространство разрезала непропорциональная фигура Ленина — один из первых памятников вождю на Алтае...

Прогулки по Барнаулу 1930-х. Часть вторая

— Чем примечательна эпоха 20-30-х годов прошлого века? Мы не считаем её абсолютной прекрасной или категорически ужасной. Нам интересно взглянуть на город на сломе эпох. Старый мир разрушен, а на его фундаменте, в этих же декорациях, возводится новый мир, пока неуклюжий, но напору ему не занимать...

Прогулки по Барнаулу 1930-х. Часть третья

— В заключительном цикле исторических прогулок по старому Барнаулу мы вспоминаем о том, как работали и как отдыхали горожане той непростой эпохи. Счастливчики, которые не заняты строевой, боевой, политической и иной подготовкой к победе коммунизма, могут посвятить своё свободное время отдыху. На Оби, в том месте где улица Короленко выходит к реке, для этих целей сооружена водная станция общества «Динамо»...

Фёдор Достоевский рассказывает о своей любви к сибирякам

— Климат превосходный; есть много замечательно богатых и хлебосольных купцов; много чрезвычайно достаточных инородцев. Барышни цветут розами и нравственны до последней крайности. Дичь летает по улицам и сама натыкается на охотника. Шампанского выпивается неестественно много. Икра удивительная. Вообще земля благословенная. Надо только уметь ею пользоваться. В Сибири умеют ею пользоваться...

Как на Алтае собирали деньги для постройки эскадрильи аэропланов

— Славгородцы и бийчане строили свои самолеты: «Славгородский партизан» и «Бийчанин». В Павловской волости на беспартийной конференции было решено строить волостной аэроплан «Красный Пахарь». Сотрудники Алтгуботдела ГПУ сдавали средства на постройку аэроплана «Сибирский Чекист»...

Публицист Иван Кущевский про караваны с золотом, которые в XIX веке шли из Барнаула в Петербург

— Караваны с золотом отправляются из Барнаула в Петербург раз пять в год. Поездка с караваном в столицу, о которой рассказываются всякие чудеса в этом далеком крае, в столицу, где есть каменный мост в три четверти версты, где есть дома в четыре и пять этажей, где есть окна с такими большими стеклами, которые по одному вставляются в окно без рам, где есть такие театры, в которых пляшут открыто полунагие женщины, в столицу, где есть множество всяких невиданных редкостей и неиспытанных удовольствий, поездка в эту столицу, а в особенности на казённый счёт, не может быть не заманчивой, даже помимо корысти...

Криминальные хроники Алтая эпохи поздней Перестройки

— В посёлке Новые Зори Павловского района воспитатель детского сада по поддельным рецептам скупала большое число наркосодержащих препаратов. Рабочий кооператива украл из магазина «Барнаул» целую флягу сметаны. В селе Боровиха Первомайского района из склада газохранилища похитили шесть баллонов с газом. В Барнауле в районе посёлка Докучаево был похищен гараж, а из киоска малого предприятия, расположенного на посёлке Восточном, были украдены две пивные бочки, заполненные пивом до отказа...

Как немецкий натуралист Альфред Брем выпивал с алтайскими чиновниками и охотился в пойме Оби

— Подойдя к лодкам, мы любезно предложили выпить «шнапсу» и «заморить червяка». Брем тотчас обратил внимание на это последнее выражение и попросил нашего переводчика Сандзера объяснить ему, что оно значит; затем просил дословного перевода и, получив таковой на немецком языке, записал в свою памятную книжку...

Василий Шукшин в дневниках Валерия Золотухина

— Обо мне писали много, особенно после «Бумбараша». На премьере в Доме кино, по словам Заболоцкого, был и Шукшин и отозвался о моем полупьяном заявлении: «А это наш алтайский дурачок». Я обижался, что он не приглашает меня в свои фильмы. И в театре у нас он не был, а Гамлета играл его друг Высоцкий. А был ли он на «Гамлете»? Не слышал. Во всём этом видится мне какая-то чепуха. Весьма допускаю, что Шукшину были какие-то мои проявления в обществе малоприятны и даже более...

Писатель Анатолий Соболев про алтайского солдата Первой мировой, который остался во Франции

— Я узнал, что у стариков есть свой магазинчик по продаже овощей и зелени, что они преуспели в жизни, что вырастили двух сыновей и дочь. Дети обеспечены. У старшего сына, Гастона, даже ферма есть, приносящая неплохой доход. Дочь выгодно выдали замуж, а младший сын работает в мастерской по ремонту автомашин и зарабатывает прилично. Жаловаться на судьбу грех. Старый русский солдат гордился тем, что прожил годы не в нищете, что дети обеспечены и на чёрный день припасено...

Как Епископ Барнаульский стал трижды репрессированным лауреатом Сталинской премии

— На одном из судебных процессов его вызвали в качестве свидетеля по делу другого врача, случился следующий диалог. Чекист Яков Петерс допрашивал хирурга: «Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днём людей режете?». На что ему тот с вызовом отвечал: «Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?»...

Историк Валерий Скубневский — про главное «культурное пространство» дореволюционного Барнаула

— В 1908 году, во время одного из балов‑маскарадов рабочие‑пимокаты вынесли на сцену рабочий стол и начали катать пимы, при этом они были без рубах, так они работали и в мастерских. Эту сценку объявили так: «Труд пимоката». Подобное действо вызвало шок у «приличной публики», позвали полицейских, чтобы выпроводить со сцены «хулиганов». Приз же на этом балу получила девушка, нарядившаяся во все зелёное, её рабочие окрестили «буржуазной лягушкой»...

О бывшем главном архитекторе города Викторе Казаринове, при котором был построен Барнаул, который мы знаем

— В годы построения коммунизма барнаульцы жили в условиях кризиса общественного транспорта, но не догадывались об этом. Народ набивался в трамваи, как сельдь в бочку, виснул гроздьями у дверных створок, бесстрашно стоял на трамвайных сцепах. Надо было искать выход из кризиса. Казаринов предлагал убрать из трамваев все кресла. Для чего? Для того чтобы вдвое увеличить вместимость вагонов. И одним махом решить проблему пассажироперевозок!..

О приключениях алтайцев в дореволюционном Петербурге

— Я взял четырёхместные сани, и мы отправились по Невскому и Английской набережной, причем я испытывал ощущение чиновника дипломатического корпуса, сопровождающего какое-нибудь китайское или египетское посольство, привлекающее общее внимание. Тучный Каймаш, в пёстрой канфовой шубе, в мерлушчатой шапке, накрененной вперёд на шотландский фасон и с лентами назади, действительно имел вид какого-то посланника, он держал себя сановито и с достоинством...

Коллекция спичечных этикеток к 250-летию Барнаула

— Барнаульская спичечная фабрика была одной из крупнейших в Советском союзе. В 1980-х годах суточная выработка фабрики доходила до 2,5 тысяч ящиков. Это примерно 120 миллионов спичек. В юбилейный для Барнаула 1980-й год «Спичка» выпустила большой подарочный набор. Мечта коллекционеров-филуменистов состояла из нескольких десятков спичечных коробков, на которых красовались этикетки с достопримечательностями Барнаула...

Как выглядел центр Барнаула в конце 1960-х годов?

— Победившее в Великой Отечественной войне государство отправило первого человека в космос и стремительно возводило новую реальность. Старые бревенчатые дома на центральных площадях мегаполисов были больше не нужны — они не соответствовали программному лозунгу Хрущева. «Нынешнее поколение будет жить при коммунизме», — сказал лидер советского народа на XXII съезде партии в 1961-м году. И все засучили рукава...

Жизнь и смерть самого яркого барнаульского журналиста, который стал председателем городской думы

— Изюминкой газеты становятся поэтические колонки Порфирия Казанского. В одной из них он может громить германского кайзера Вильгельма II за то, что он начал европейскую войну, а в другой — барнаульских булочников, которые разводят в своих заведениях антисанитарию. Получает свою долю нерасторопная городская власть, не обращающая внимание на благоустройство улиц Барнаула, а также самые простые городские обыватели, мещанство за свои мелкие пороки...

Исследователь Карл Ледебур об изысканном европейском обществе в Барнауле

— Застроен Барнаул планово, имеет приятный изящный вид, улицы широкие и прямые, переулки пересекают их под прямым углом. Так как булыжника поблизости нет, нынешний начальник в некоторых местах города приказал мостить улицы шлаком. Бульвар на Московской улице, засаженный двумя рядами тополей, является местом прогулок жителей города. Среди общественных зданий немало таких, которые выстроены недавно и привлекают своим внешним видом. Барнаульцы — народ очень общительный, и гостеприимство настолько присуще всем, что я не встречал нигде ничего подобного...