Издательский дом «Алтапресс» продал своё «Радио 22» (вещание радиостанции «Серебрянный Дождь в Барнауле») частному инвестору из Москвы. Сообщается, что вырученные средства пойдут на инвестирование в новые интернет-проекты.

Корреспондент ГТРК «Алтай» Михаил Беднаржевский пообщался с генеральным директором «Алтапресса» Юрием Пургиным и, по просьбе «Барнаул.фм», записал этот разговор.

— Юрий Петрович, почему с «Серебряным дождём» всё получилось настолько неожиданно?

— Бизнес любит тишину. Полтора года назад мы начали готовить эту сделку, и вот она финишировала. Мы продали долю в уставном пакете компании «Радио 22». Соответственно, у «Серебряного дождя» в Барнауле появляется новый хозяин. Как он распорядится ресурсом этой станции — мы не представляем сегодня. Поэтому дождёмся, посмотрим. Останется ли «Серебряный дождь» в Барнауле или не останется — это уже не наше решение.

Мы планируем широко развиваться в интернете и более активно начинаем движение, связанное с мультимедийными проектами. Поэтому сейчас нам нужны средства для нового развития.

В ближайшее время вы всё увидите. В середине марта мы покажем новую версию «Алтапресс.ру». Мы планируем адаптивный дизайн. Он будет хорошо читаться с любого источника: с мобильного телефона, с планшета, со всех других инструментов. В новой версии будет расширена лента новостей, больше внимания будет уделяться событийной картине дня. Акценты будут сделаны на выбор редакторов, которые представляют эту картину, то есть она будет более ёмкой, более качественной, чем была раньше. Будет большое количество длинных историй. Мы думаем, что это будет интересно нашим пользователям и рекламодателям.

Немножко жалко радио, с одной стороны. А с другой — совсем его не жалко, потому что надо было делать совсем своё радио, но это очень большие затраты с очень непонятной монетизацией. Это требует больших вложений с неясной перспективой. В интернете мы сразу видим эффект, а получим ли мы этот эффект в радио? Мы приняли решение, что надо концентрироваться на том, что перспективней. А перспективней всё-таки интернет.

— Получается, что сейчас ваша ситуация похожа на ту, что была 25 лет назад. Когда «Алтапресс» выходил в открытое пространство, где никого не было. Ну, сейчас, конечно, есть. Но рынок относительно свободный.

— Да, он позволяет ещё творить чудеса. Повторюсь — на радио очень важно создавать такой же оригинальный контент, уникальный. И это требует очень больших затрат. Меньше, чем телевидение, но больше, чем интернет во много раз. С экономической точки зрения не совсем понятно, что с этим будет происходить. Надо усиливаться там, где ты уже имеешь позицию, и позиция эта первая.

В интернете у нас за последний год рост 33%. Это с точки зрения продаж. С точки зрения аудитории, это резкое её увеличение. Мы заняли в прошлом году первую позицию, которую не собираемся никому отдавать. Примерно на 25% опережаем коллег по посещаемости, по просмотрам, по глубине просмотров. В общем, хочется двигаться дальше, усиливаться и развиваться.

— А вы долго готовили перезапуск?

Долго. Я подозреваю, что мы начали раньше «Амика». Скажу больше — мы уже были готовы, когда у них появился новый дизайн. Но мы тестируем эту модель до сих пор, потому что не хотим получить такие эффекты, какие получили ребята с «Амика». При всём к ним уважении, при том, что они тоже пытаются, тоже ищут и даже находят.

У них проблема — они теряли позицию. Им надо было догонять. Они поняли, что за эти два года они нам уступили. Им надо было рвануть вперёд. И вот они попытались. Но так делать нельзя, потому что потом получаешь то, что получили они.

Для нас прототипом был РБК. Посмотрели, поняли, что там важные вещи были сделаны, реализованы. Ну и Осетинская [Елизавета Осетинская, шеф-редактор РБК— прим.ред.] очень правильно программирует контент.

Мы не пойдём на этот плиточный дизайн. Он требует иного подхода. Ты тогда не в информационном поле находишься. Ты в таком случае — очень долгий, тебя надо читать раз в месяц. Ну, я думаю, что «Амик» не очень согласен, чтобы его читали раз в месяц. А попытка, заявка была именно такая.

— «Алтапресс» постоянно эволюционирует. Как это происходит? Вы двигаетесь на ощупь?

— На ощупь мы, конечно, не идём, потому что изучаем тенденции развития рынка — что на нём происходит, куда всё движется. Но время нынче такое, что надо уметь быстро ошибаться, быстро поправляться и снова идти вперёд. Потому что других вариантов сегодня нет. Очень быстрая скорость изменений. Сегодня радио в машинах слушают. Но уже появились такие машины, где нет стандартного приёмника, где вы слушаете только интернет.

Вот эта история — она не за горами, она приближается. Я спрашиваю студентов — а смотрят ли они телевидение? По опросам телевидение занимает предпоследнее место. Они говорят, что на первом месте — социальные сети, на втором — чтение новостей и серьёзных изданий, какой-то периодики и книг в интернете. Ещё просмотр фильмов, обязательно. Только не сериалов, которые есть в телевизоре, а других.

Я думаю, что всем надо думать, как меняться. Нужно успевать это делать, пока ещё есть свободная ниша. Потому что время идёт и дальше все ниши, возможно, будут заняты.

— А как «Алтапресс» выстраивает свою политику в социальных сетях?

— У нас очень активная политика работы в социальных сетях, у нас есть специальный человек, который этим занимается. Если вы посмотрите все наши представительства, которые открыты во всех социальных сетях, то вы увидите, что они везде разные. Что каждая сеть имеет свою специфику, и с учётом этой специфики мы стараемся работать.

Очень отзывчивы «Одноклассники». Безнадёжно и бесконечно молод «ВКонтакте», соответственно, там нужны конкурсы, игры, забавы. Очень серьёзен Facebook, с ним нужны проблемы, какие-то серьёзные аналитические материалы. В «Твиттере» надо быть быстрым и резким. Каждая социальная сеть требует своих подходов. И если мы не будем подстраиваться, то нас через какое-то время уже не будет.

— Что касается историй. Действительно, в последнее время «Алтапресс» рассказывает их в новых форматах. Почему этого не происходит с другими нашими СМИ? Например, «Алтайская правда», у которой есть прекрасный творческий коллектив, но его материалы в интернете практически незаметны, они находятся на уровне какого-то информационного шума.

— Ответ прост. Потому что интернет — это новая среда, и она предполагает совершенно другие качества аудитории.

Многие газетчики и телевизионщики считают, что они делают тот же продукт, и он может быть просто распространён посредством интернета. Это глубокое заблуждение, потому что этот продукт должен быть специфичным. Он должен предусматривать активное взаимодействие читателей с этой публикацией. Он должен быть нескучным. Он должен быть совершенно по-другому скомпонован, потому что просто длинный текст очень тяжело читать. А мы знаем, что в интернете живёт «лёгкий» читатель. Поэтому здесь нужно менять вёрстку. Наши коллеги зачастую проигрывают, когда игнорируют эти свойства интернета, это движение вперёд и эти действия.

Просто разместить в интернете текст, наивно думая, что там его прочитают миллионы, сегодня уже нельзя.

В интернете очень много информации, в том числе и качественной. И здесь надо работать другими методами. Изучать, использовать, применять новые технологические приёмы и сращивать технологии и журналистику. Объединение технологий и журналистики даёт в результате правильный эффект.

— В одном из интервью вы сказали, что сейчас идёт движение в сторону платного контента. И что у вас он появится в конце года. Прошлого года. Но вот уже март, а воз и ныне там.

— С платным контентом сложная история. Это должен быть абсолютно эксклюзивный материал. Я думаю, что сегодня нам надо к этому ещё готовиться и готовиться. Этот эксклюзивный материал должен иметь все признаки мультимедийности, и сегодня нам как раз не хватает аудио- и видеофайлов в таких больших форматах. Мы пробуем себя в этом жанре, если вы замечаете. Какие-то процессы идут. Но мы бы хотели серьёзно подойти к этому вопросу. Подготовиться. Обрасти некими ресурсами, в том числе и финансовыми.

— Но есть же пример «Слона», который продаёт только тексты. А у вас есть «Свободный курс», где появляются серьёзные материалы.

— Мы бы хотели добавить в эту серьёзную аналитику ещё и визуализацию — чтобы человек окончательно понимал, за что же он всё-таки платит.

Радио нас научило многому, за что ему низкий поклон и большое спасибо, с ним было очень приятно. Я думаю, что часть передач мы перенесём прямо в интернет. И наши постоянные слушатели — они не потеряют ничего, они смогут даже возвращаться к материалам время от времени. On demand, телевидение по требованию, радио по требованию. Я думаю, это то, что нужно сегодня.

— То есть когда-нибудь вы будете только в интернете?

— Кто знает, что появится завтра. Важно быть к этому готовым. И важно адекватно отражать те требования, которыми живёт будущая аудитория средств массовой информации. Если средства массовой информации будут об этом думать и действовать заблаговременно, то их ждёт успех. Всё только начинается. Как всегда.

Фото — mediatoolbox.ru