14 марта, около десяти часов вечера, барнаульский купец К. Л. Рябков готовился ко сну в своём доме на Гоголевской улице, недалеко от Соборного переулка. Неожиданно за окном раздался сильный треск и взрыв. Дом ощутимо встряхнуло.

Когда полиция прибыла на место происшествия, было обнаружено место подрыва — неизвестные злоумышленники положили разрывной снаряд в слуховое окно в фундаменте. Бомба сработала от зажжённого фитиля.

bomb1

Взрывное устройство представляло собой железную трубку около трёх вершков длины и около одного вершка в диаметре. Ударная волна выломала из стены несколько кирпичей, осколки вылетели на дорогу. Клапан слухового окна ударной волной был отброшен на другую сторону улицы, впрочем, на этом разрушения и заканчивались. Никто не пострадал.

Тогда Рябков признался, что ещё 3 марта он получил по городской почте анонимное письмо с требованием положить в определённое место 5000 рублей. Авторы письма угрожали предпринимателю, что если он не выполнит условий, то его дом будет взорван, а самого Рябкова убьют.

Деньги должен был передать мальчик, одетый в серый армяк и чёрную папаху. Гонцу надлежало пройти от Гоголевской улицы в сторону 4-го Прудского переулка ровно в 3 часа дня, 3 марта.

Купец не придал этому письму серьёзного значения и даже не заявил о нём в полицию. Лишь случившийся вечером взрыв заставил его вспомнить угрозу и серьёзно испугаться за свою жизнь.

После взрыва Рябков получил второе письмо от того же вымогателя. В этот раз злоумышленник требовал послать с мальчиком уже 7000 рублей. Его аппетиты росли.

В письме подтверждалась угроза убить Рябкова и высмеивались действия полиции, которая якобы была бессильна перед злым гением с «Прудских».

Вымогатель уверял, что ему помогают множество «товарищей-агентов», благодаря которым он уже совершил несколько безнаказанных преступлений. Рябкову предлагалось без дальнейших рассуждений 19 марта, ровно в 3 часа дня, послать с деньгами мальчика, одетого в коричневый бобриковый пиджак, чёрную вязаную шапку и в штиблеты с галошами. Мальчик должен идти солнечной стороной по Гоголевской улице до 3-го Прудского переулка и передать пакет с деньгами прохожему, который скажет ему: «Давай».

За поимку вымогателей взялись полицейские надзиратели — Демчук от 2-го участка и Юшин от 5-г участка. 19 марта во 2-м, 3-м и 4-м Прудских переулках с раннего утра были выставлены по два переодетых городовых, которые изображали рабочих, занимающихся очисткой канав и ремонтом дороги. Таким образом полиция хотел отрезать преступнику пути отступления.

В 3 часа дня заранее подготовленный мальчик в бобриковом пиджаке был отправлен указанному маршруту. За ним следом по дороге на худой кляче ехали переодетые и загримированные деревенскими мужиками надзиратели Юшин и Демчук, а также городовой Кузеванов. Они изображали пьяных, едущих с базара.

Около 4-го Прудского переулка был замечен подозрительный молодой человек. Он скоро обогнал мальчика, но пакет не взял и быстро скрылся в ограде одного из домов. Когда мальчик проходил мимо ограды, молодой человек выскочил из ворот и что-то сказал. Мальчик отдал пакет.

Молодой человек попытался тут же скрыться, но переодетые надзиратели тут же схватили вымогателя.

Задержанный оказался крестьянином села Кадниковского Барнаульского уезда Венедиктом Васильевичем Горловым. Он проживал на Томской улице, 180.

Когда полиция нагрянула с обыском в квартиру Горлова, у него нашли револьвер системы «Бульдог», пилку для перепиливания железных решёток, копию письма, посланного Рябкова и обрезки водопроводной трубы, из которой был сделан взорвавшийся снаряд.

Вместе с Горловым удалось задержать его товарища К., но его причастность к преступлению установить не удалось. А вот Венедикт Горлов во всём сознался, за что был заключён в тюрьму.