В начале XX века в Барнауле существовали легальные публичные дома. Они располагались обычно в двухэтажных деревянных особнячках.

Согласно существовавшим правилам, борделям разрешалось работать на значительном расстоянии от церквей, школ, училищ. По мере расширения города, эти заведения перемещались всё дальше от центра — к окраине, где и процветали долгое время.

girls2

«Злачные места» старого Барнаула известны — номерные 2-я и 3-я Алтайские улицы (современные Кирова и Чкалова), примыкавшие в Дунькиной роще, а также Бердская (Пролетарская), Сузунская (Интернациональная) и Бийская улицы (ныне Никитина). Близ последней, по забавному совпадению, находилось также и полицейское управление. Оно осуществляло за проститутками надзор по закону.

Ещё в 1870-х годах в специальной медицинской литературе были опубликованы необходимые инструкции для этой индустрии. Среди них есть «Правила для содержательниц домов терпимости», «Правила для публичных женщин», «Правила для содержательниц борделей». Они подробно регламентировали трудовые будни проституток и сутенёров. Нарушение наказывалось штрафами.

Например, в правилах были советы о гигиене поведении проституток:

«В содержании себя публичная женщина должна сохранять опрятность. Каждую неделю непременно ходить в баню, как можно меньше употреблять белил, румян, сильно душистой помады, мазей и притираний».

«Должны воздерживаться от излишнего употребления вина и вести себя как можно скромнее».

«Запрещается бывать в театрах, в бельэтажах».

При подаче прошения на открытие дома терпимости содержательница обязана была представить письменное согласие домовладельца. Помещение проверяли пристав и врач. Дому терпимости полагалось иметь общий зал, комнату для хозяйки, два отдельных входа, столовую и комнаты для каждой проститутки. Полы в борделе следовали красить, а стены оклеивать обоями.

Открыть дом могли только женщины в возрасте от 35 до 55 лет. Они были обязаны жить в тех же домах, где размещались их заведения. Если хозяйка была замужем, то её мужу следовало иметь отдельные комнаты и не заниматься управлением заведения. Содержательница не могла иметь при себе детей старше четырёх лет, жилиц или каких-либо родственниц.

Полиция вела списки тайных и явных проституток, а также содержателей публичных домов. В архивах хранились: фамилия, имя, отчество, возраст, место рождения, прежнее место работы, звание, семейное положение и вероисповедание проститутки.

По такой базе данных чины полиции могли составить целую «таблицу переходов» путан из одного борделя в другой. Отдельно отмечалась причина занятия проституцией или прекращение таковой деятельности. Если женщина намеревалась уйти из бизнеса, в документах указывалось имя поручителя.

Все проститутки были обязаны посещать врача для регулярных медицинских осмотров. Хотя это не помогало им оставаться здоровыми. Женщины получали в полиции «жёлтые билеты» — именные удостоверения с фотографией, указанием личных данных и состоянием здоровья. Клиент мог потребовать предъявить такой билет и проститутка была обязана его показать.

Официальный подход к делу порой доходил до курьёзов.

— Девицы «весёлых» домов, надлежащие освидетельствованию врача, каждую пятницу в ожидании его, располагаются на Московском бульваре, напротив полицейского управления. Нередко они подвергаются дождю, холоду и ругани извозчиков, а также, в свою очередь, подвергая прохожих своеобразным каламбурам. Целый квартал в это время заполнен уличным безобразием, — писала газета «Жизнь Алтая» в 1912 году. — Наличность такого возмутительного факта не должна быть терпима в центре города, где часто должны проходить дети, женщины и учащиеся.

girls3

В 1889 году в России проходила масштабная перепись проституток. По всей Сибири статистики насчитали 90 домов терпимости, но в Барнауле ещё не было ни одного. В последующие десятилетия число домов по Сибири выросло в два раза — тогда же появились первые разрешённые заведения и на Алтае. В официальную статистику не включались тайные притоны и дома свиданий, а также «места разврата» при пивных, банях, кабаках, гостиницах, трактирах. Если какую-нибудь пивную городские власти закрывали за создание притона, то на её месте появлялась чайная или квасная с уже знакомым списком услуг. По выражению одной санитарной комиссии, в таких местах всегда имелось «20% водки, 30% пива и 50% сифилиса».

Проститутки с «жёлтым билетом» делились на несколько категорий. Часть из них жили при домах терпимости у хозяйки, платя той определённую сумму ежемесячно за постой и защиту, либо находились на жаловании. В обоих случаях женщина получала комнату, кровать, постельное бельё и питание. Те проститутки, которые зарабатывали столько, чтобы самостоятельно платить хозяйке за услуги, были довольно свободны и самостоятельны, часто переходили в разряд одиночек.

Публичные женщины из категории «эконом» были жёстко прикреплены к месту своего жительства и довольствовались лишь небольшим денежным содержанием. Часто среди них попадались деревенские девушки, недавно приехавшие в Барнаул или проститутки «со стажем».

Дорогие проститутки, в среднем, брали за встречу от 30 копеек до 3 рублей, а за ночь до 5 рублей (это могло соответствовать месячному заработку начинающей проститутки).

В дешёвых домах терпимости снять девушку можно было за сумму от 20 до 50 копеек, а остаться на ночь за 2 рубля. «На выезд» клиенту проституток обычно не опускали.

Рабочая смена проститутки начиналась в 10 часов вечера и продолжалась до 2-3 часов ночи. В остальное время у них было обычно свободно. За сутки девушка могла принять до 40-50 гостей. Гостили у них клиенты не по часу, а «по факту». Недорогие бордели посещали солдаты, мелкие ремесленники, рабочие, студенты всевозможных учебных заведений, конторщики и приказчики, дворники, сторожа и кучера, плотники и печники.

Контингент проституток постоянно обновлялся. Ряды девушек пополняли безработные, чернорабочие, солдатские дочери, домашняя прислуга, портные, горничные, мещанки, а также крестьянки. Этим же «про­мыслом» занимался женский персонал в пивных, гостиницах, банях. Девушки-подростки в притонах были частым явлением. С этим боролись, но больше штрафами.

«Полицейским надзирателем 1-го участка за содержание несовершеннолетних девушек привлечены к ответственности содержательницы домов терпимости Варвара Конышина и Клавдия Аксёнова», — типичная заметка в газетной хронике того времени.

girls1

Дома терпимости были привычны барнаульцам, однако, врачи били тревогу. В условиях отсутствия какой-либо контрацепции, мужчины массово заражались сифилисом. В марте 1914 года школьно-санитарный врач Г. Орлов инициировал вопрос закрытия борделей, подав необходимое заявление в городскую управу. Специалист ссылался на статистику и опыт соседних городов. Везде подавляющее число проституток были больны. Орлов назвал барнаульские бордели «цитаделями сифилиса».

К мнению коллеги вскоре присоединился городовой врач И. Лубяных, выступавший по этому поводу перед гласными Барнаульской думы.

— Девицы-проститутки не стесняясь выходят на улицу в одних рубашках, пьяные, ругаются, сквернословят. Все это могут видеть и слышать дети живущих вблизи домов терпимости обывателей. Судите сами, как такие явления могут отражаться на детях: дети развращаются, и все это потому, что существуют дома терпимости. Если бы их не было, то многие из молодежи не лишались бы своего целомудрия преждевременно, — рассказывал врач. — По пьяному делу, с приятелями семейный мужчина попадает в дом терпимости, заражается, а затем заражает жену, и в дальнейшем получается разрушение семьи. Не будь домов терпимости — этого не было бы. Будут тайные притоны проституток, каковые есть и теперь, но их не каждый и не всегда может найти. На днях у меня был довольно характерный случай. Ко мне приходит мужчина и просит дать ему свидетельство, что он здоров. И оказалось что же? Его не приняли в одном тайном притоне, куда он попал с приятелем, пока он не представит от врача свидетельства, что он здоров. В домах же терпимости таких предосторожностей нет.

Врач И. Лубяных: «Попадая в очаги разврата, девушки-проститутки быстро засасываются в тину домов терпимости: они делаются рабынями у хозяйки, которая их заставляет спаивать гостей, больше пить самим, чтобы принести больший доход, а нередко хозяйки заставляют и красть у гостей. Проститутки в домах терпимости всегда пьяны. И они мне говорили, что больно зазорно быть трезвой».

Публичные дома были закрыты официально уже в том же году. Тогда их в городе насчитывалось 15. «Без работы» остались 64 женщины, но врачи утверждали о других цифрах. В довоенном и дореволюционном Барнауле было порядка 500 проституток на 65 тысяч человек населения. Одна проститутка на 130 горожан.