Заниматься в кризисные 2010-е годы спасением старинного здания, чтобы открыть там частный музей — кажется безумием. Многие ищут более приземлённое применение средствам и усилиям. Но в Барнауле нашёлся предприниматель-энтузиаст, думающий другими категориями. Для него увлечение раритетами и стариной стали не менее важными, чем бизнес.

Сергей Корепанов — владелец медицинского центра «Алфит», фармзавода «Гален» и создатель музея «Мир времени». Он взялся за реконструкцию здания, известного в дореволюционное время, как «Аптека Крюгер». Этот памятник деревянного зодчества регионального значения на улице Пушкина станет основным местом нахождения огромной коллекции старинных вещей.

«Барнаул.фм» побеседовал с Сергеем Корепановым и составил «правила жизни» мецената.

korep

* * *

Наш музей некоторые специалисты называют «Сибирской Кунсткамерой».

* * *

Сегодня три отделения музея находятся вдали от исторической части города. Создание музея в убитом вдребезги и полуразрушенном здании Ааптеки Крюгер" – видится нам, как единственный возможный по финансам вариант попасть в туристический кластер.

* * *

Мы буквально вытаскиваем здание из руин. Удалось укрепить фундамент, иначе была большая вероятность обрушения.

* * *

Восстанавливать памятник регионального значения не просто. Мы нахлебались достаточно за короткое время. Сколько там ограничений, сколько по рукам бьют! Но мы верим и надеемся, что и с этим справимся.

* * *

Сейчас музей «Мир времени» входит в десятку самых интересных мест в городе. Я не удивлюсь, если он вскоре войдёт и в тройку.

kor3

* * *

С «Горной аптекой» мы не будем конкурировать. Мы станем совместно убеждать, что Барнаул — лучший город на планете.

* * *

Историческому центру Барнаула не хватает восстановленного Сереброплавильного завода как музейного комплекса. Ни один город Сибири не может похвастаться статусом горнозаводского поселения. Это надо использовать во благо туристического кластера. Для этого есть все предпосылки.

* * *

Моё хобби — музей. Он сейчас находится на первом плане. Нужно решать оперативно задачи по спасению здания. Как только трудные деньки немного схлынут, восстановится равновесие и работа будет снова преобладать. Ведь это основное, что поддерживает музей.

* * *

Сейчас у нас слишком высокая плотность экспонатов. На одном квадратном метре вместо 2-3 вещей лежат 10-15. Расплывается внимание. Предметы не могут раскрыться перед посетителем.

kor2

* * *

Я всегда нахожу время в своих командировках, чтобы попасть на блошиные рынки и попытаться найти там что-то необычное для музея.

* * *

Однажды я привёз из Японии три сумки различных вещей и предметов. Все везут оттуда технику, а я купил то, что другие бы назвали, «барахло».

* * *

Дорогие предметы мы никогда не покупаем. Лишних денег у нас нет. Нам интересные бытовые вещички с какими-то изюминками.

* * *

Мне памятны и близки экспонаты, связанные с алтайским ботаником Виктором Верещагиным и ныне здравствующим Героем Советского Союза Дмитрием Бакуровым. Мы сделали уголки из вещей, принадлежавших им. Это получились для меня святые места.

* * *

Много предметов для музея передали потомки большой московской династии дворян Балашовых — Андрей и Елена. Нам удалось найти общий язык и начать сотрудничать.

kor1

* * *

Недавно я привёз из Красноярска набор из 24 позолоченных пуговиц для высшего офицерского состава артиллерии образца до 1914 года. В потрёпанной, но родной бумажной упаковке, они не потеряли свой блеск. Мне пояснили, что до самой смерти их хранила у себя 104-летняя потомственная швея.

* * *

Нам постоянно что-то предлагают для музея, но вот мы ничего не продаем. Всё, что попало в музей — слишком интересно, чтобы это кому-то продавать.

Фото — Барнаул.фм и Страна.ру