До революции Барнаул считался городом церквей. На небольшой территории, которую сейчас занимает исторический центр, стояли два десятка храмов. Они не только выполняли важные духовные функции для барнаульцев. Колокольни и купола формировали окружающий ландшафт и были основными высотными доминантами в одноэтажном деревянном городе.

Больше всего от разрушений советского времени пострадали православные храмы. Однако Барнаул был многоконфессиональным. С самого основания здесь также жили католики, лютеране, старообрядцы.

«Барнаул.фм» рассказывает об исчезнувших с карты города храмах «иноверцев», которые для исторической справедливости стоит восстановить.

Католики

kostel-bolshoj

Самая известная и единственная сохранившаяся постройка из всего скорбного списка — бывший костёл Римско-Католической церкви. Его остатки находятся сейчас на проспекте Ленина, 44. Это место многие знают как аптеку №1 около Политехнического университета.

Здание костёла появилось здесь в 1913 году. Тогда это была северная окраина города. Сразу за храмом находилась Дунькина роща — главный зелёный массив старого Барнаула.

В начале XX века основную массу католической общины Барнаула составляли поляки, которых насчитывалось порядка 400 человек — чуть меньше одного процента населения города. Среди барнаульских католиков также числились литовцы, латыши, немцы и несколько русских.

В состав общины входили военнослужащие, работники управления Алтайского округа, предприниматели, врачи, промышленники, инженеры, торговцы — важные для города люди. Достаточно сказать, что городской голова Александр Лесневский был польским дворянином и католиком.

Когда община созрела до сооружения костёла, она подала запрос в Городскую думу с просьбой выделить землю под строительство. Ходатайство удовлетворили. Дума вынесла решение «отвести прихожанам римско-католического вероисповедания под устройство костёла во временное пользование 400 кв саженей городской земли на горе между кладбищем и Набережной улицей», а также «разрешить загородить всю поляну, пока она не понадобится городу».

Любопытно, но католиков этот вариант не устроил. Они снова обратились к гласным думы.

«Ввиду неудобства сообщения и отдалённости означенного места от центра города и, в особенности, от казарм местного Барнаульского полка, в рядах коего находится около 200 католиков, просим отвести место на продолжении Московского проспекта, предполагавшееся ранее к отведению под офицерское собрание», — говорилось в сообщении комитета по строительству костёла.

Дума посовещалась и уступила верующим. Постановление от 1908 года выделяло им «по Московскому проспекту между 3-й и 4-й Алтайскими улицами мерою 15×25 сажень всего 375 квадратных сажень».

К созданию проекта костёла община привлекла городского архитектора Ивана Носовича — тоже поляка. Он предложил возвести здание в неоготическом стиле. Ассиметричный вид, остроконечная башенка с крестом, резной фасад — костёл выглядел ярко на фоне провинциальной русской застройки.

Деньги на строительство собирали сами католики. Среди жертвователей был, например, купец-пивовар Андроновский.

Стройка окончилась накануне Первой мировой войны. Церковь освятили в честь Непорочного Сердца Пресвятой Девы Марии. Но просуществовала она лишь два десятка лет. 29 декабря 1931 года советская власть закрыла костёл. Барнаульский городской совет «расторг договор» с общиной на пользование зданием и фактически изъял храм из числа культовых сооружений. Здание сначала подверглось разграблению. Затем здесь разместили склад.

В 1936—1937 годах бывший костёл капитально перестроили, разрушив верхнюю часть здания. Он потерял свой первоначальный облик и все декоративные элементы неоготики, став безликим и приземистым. На фасаде до сих пор сохранилась дата «1937», уже как память. Настоятеля костёла, кстати, расстреляли в том же году под Новосибирском.

Лютеране

d8e17dc4ceaf16e26662bf49b7a1004e

Один из старейших храмов Барнаула — евангелическо-лютеранская церковь Святого Павла — простоял в городе около века. Построенное в 1861 году здание уничтожили лишь в 1970-х, при «позднем» СССР.

Община лютеран обосновалась на Алтае фактически с момента включения этой провинции в состав России. В XVIII веке немцы-лютеране составляли элиту региона — горные офицеры и мастера работали при меде- и сереброплавильных заводах, на рудниках, занимали руководящие посты.

За первые 100 лет существования Барнаула едва ли не каждый второй начальник Алтайского горного округа был немцем по происхождению, а значит и лютеранином.

Для организации духовной жизни лютеран Кабинет Его Императорского Величества отправил в 1751 году на Колывано-Воскресенские заводы в качестве пастора Иоганна Готлиба Леубе c багажом церковной утвари. Пастор к тому времени успел изучить богословие и другие дисциплины в университетах городов Галле, Бреславля и Лейпцига. В его обязанности входило посещение всех мест проживания лютеран на Алтае с проведением там, по возможности, регулярных богослужений.

В 1764 году пастором стал Эрик Густав Лаксман, выходец из Швеции. Он пытался совмещать службы с научной деятельностью. К примеру, барнаульский пастор разработал новый метод получения стекла, собрал обширную коллекция по минералогии, флоре и фауне Алтая, изготовил действующие образцы барометров и термометров.

В 1786 году на средства Кабинета построили деревянный молитвенный дом — «бетхаус». Архивные документы первой половины XIX века говорят о наличии в Барнауле у двух действующих лютеранских церквей. В 1840 году вместо одной из них возводится новая кирха по чертежам художника М. И. Мягкова.

В 1853 году, по воле умершего пастора и горного инженера Пауля Мевиуса, его сын внёс пожертвование в размере 5000 рублей на строительство другой евангелическо-лютеранской церкви взамен обветшалой и пришедшей в негодность. Благотворитель попросил назвать будущий храм Павловским. Главный начальник Алтайских горных заводов А. Строльман направил в генеральную евангелическо–лютеранскую консисторию план и смета на строительство кирхи в Барнауле. Но этот проект не был одобрен в техническом отношении. Академик архитектуры петербургской Академии художеств Геральд Боссе создал другой проект, который и был утверждён.

12 декабря 1861 года здание евангелическо–лютеранской церкви, названной в честь апостола Павла, было открыто на Московском тракте в Барнауле. Сооружение выступало в роли высотной доминанты, возвышаясь в перспективе широкого проспекта почти на 27 метров. Здание было построено из красного кирпича, а выступающие части фасада оштукатурены для выделения на их фоне ниш – крестов. Слева от церкви стоял дом начальника Алтайского горного округа, а справа — краснокирпичный пассаж купца Полякова.

Считалось, что церковь апостола Павла была удачным примером гармоничного сочетания романского стиля с элементами ранней северной прибалтийской готики. Храм вносил своеобразный колорит в городскую застройку.

После революции большевики вынудили лютеранскую общину отказаться от своего храма. Всё это было обставлено как «добровольная передача» здания государству. В 1925 году Алтайский губисполком передал храм в ведение городских властей для дома юных пионеров.

Здание снесли в 1970-х годах, разбив не его месте сквер и установив бюст революционеру Цаплину.

Старообрядцы

krestovozdv_hram

Во время «второй волны» сноса церквей в Барнауле был уничтожен старообрядческий храм во имя Воздвижения Креста Господня. Его взорвали в 1960-х, так и не восстановив на прежнем месте позднее, хотя это была одна из самых интересных церквей города.

Несмотря на то, что в Сибири и на Алтае в немалом количестве проживали старообрядцы, строительство их храмов долгое время находилось под запретом. Официально это стало возможным только после императорского указа «О началах веротерпимости» от 17 апреля 1905 года.

Проекты, по которым строили старообрядцы, создавались епархиальными архитекторами и были типовыми, поэтому в них много общего. Например, основными строительными материалами были дерево и камень. Отличались же они внутренним убранством.

После указа Сената «О порядке устройства общин» началось строительство Крестовоздвиженской церкви старообрядцев в Барнауле. Храм во имя Честнаго и Животворящаго Креста Господня был заложен в 1909 году и в основном закончен к 1911 году. В течение последующих четырёх лет строители подняли колокола, кресты, завершили работы по внутренней отделке.

Считалось, что к проекту приложил руку архитектор Носович, создавший также барнаульский католический костёл. В плане храм представлял вытянутую по продольной оси композицию из четырёх частей: притвора с возведённой над ним колокольней, трапезной для братии и собственно храма.

Отделка фасадов храма отличалась изысканным разнообразием и некоторой эклектичностью. Она сочетала элементы византийской и древнерусской храмовой архитектуры, а также детали гражданского строительства. Это привносило в декор некоторые элементы модерна.

«В воскресенье совершено торжественное поднятие крестов на вновь строящийся храм старообрядцев Барнауле. По прибытии на место при многочисленном стечении молящихся и зрителей разноверцев протоиереем было совершено освящение воды, которою и окропили животворящие кресты. Он благословил совершать поднятие, после чего и приступлено было к поднятию крестов: одного на колокольню и одного на храм, остальные три внесены на руках. Сбылась, наконец, заветная надежда барнаульской общины, к которой она стремилась много лет», — писал о этом важном событии старообрядческий журнал той поры.

Внутри храма находились иконы, написанные в новгородском стиле. Автором выступил иконописец Комаров из деревни Гора Московской губернии. Для иконостаса было заказано 59 икон: «Спаситель», «Богоматерь», «Воздвижение Креста», «Покров Богородицы», «Благовещение», «Причащение апостолов» и другие. В центре поместили икону «Царь царей».

В 1920-х годах храм закрыли, предъявив довольно странные претензии к священнослужителям. В специальном акте от 1927 года говорилось, что «комиссия произвела проверку и оценку здания и культового имущества барнаульской старообрядческой Кресто-Воздвиженской церкви». По мнению советских работников, храм требовал капитального ремонта.

«Внутренняя поверхность стен и пола грязная, пыльная, отмечается наличие пыли и на выступах иконостаса, отсутствует в помещении бак с водой для прихожан, не имеется специально выделенной одежды для служителей культа при выполнении ими обрядов в помещении, где находятся остро-заразные больные, не проводится это мероприятие и в отношении предметов, которые употребляются ими при религиозных обрядах», — говорилось в документе, с которым члены комиссии «пришли в чужой монастырь».

После окончательной конфискации здания в 1938 году в здании размещалась контора кинопроката. Храмом это здание называли скорее по привычке.

image

Последние свидетельства существования здания были помещены в одном из номеров газеты «Алтайская правда» за 1967 год. Это были снимки Д. Каца: «Храм перед взрывом» и «Место после взрыва». Официально утверждалось, что здание мешало прокладке трамвайных линий в Нагорную часть Барнаула.

Считается, что от убранства храма почти ничего не удалось сохранить. Старообрядческая церковь пополнила список утрат исторического центра Барнаула, которые изменили облик города. На улице Мамонтова, где ранее находился старый храм, сейчас ничего об этом не напоминает. Что символично в отношении всех разрушенных «неправославных» церквей Барнаула. Их словно бы и никогда не было в городе.

Фото — архивы редакции