Купить наркотики в Барнауле можно буквально за несколько кликов. Для этого не нужно углубляться в даркнет. Дилеры открывают свои «магазины» в популярном мессенжере Telegram, там же они набирают «персонал» для обслуживания «закладок», а покупатели делятся «отзывами».

Анонимный мессенджер, ставший в Москве популярным среди медиа-тусовки, политологов и держателей инсайдов, в провинции используется совсем для других целей. Торговля солями, спайсом и другой синтетикой в Барнауле идёт так открыто, словно дело происходит на одной из центральный площадей.

«Барнаул.фм» изучил верхнюю часть этого «айсберга», проведя небольшое расследование.

call-for-papers

Раз: человек запускает приложение на смартфоне. Два: вбивает в поисковую строку слова «Алтайский край», «Барнаул» или, например, «Бийск» и получает список каналов-дилеров. Три: отправляет заявку на покупку очередной дозы.

Покупатель и продавец не видят друг друга. Оформление сделки идёт с помощью специального бота. Покупатель выбирает интересуемый город или район, видит «остатки на складе», определяется с дозой, а потом получает персональный код. Код будет его идентифицировать при проведении платежа. У некоторых ботов больше функций: они сообщают о «вакансиях» магазина или выводят список закрытых чат-сообществ, где можно обсудить товар. Через них же можно связаться с техническим специалистом.

Как только дилер получает деньги, покупателю высылается инструкция по поиску своего заказа. Поймать продавца за руку при таких сделках невозможно.

«По номеру заказа и комментарию вы сможете узнать статус заказа», — заботливо пишет бот.

Всё устроено профессионально. Обычный наркоман или дилер низкого уровня настроить и автоматизировать эти бизнес-процессы просто не в состоянии. Поэтому услуги по созданию ботов на рынке сейчас востребованы и стоят как запуск полноценного интернет-магазина.

Закладки по городу разносят «кладмены», в роли которых обычно выступают безработные или студенты. Именно их чаще всего ловят полицейские. Но это самая низшая ступень в иерархии наркоторговцев. «Нанимают» их на работу в том же анонимном формате. Будущий установщик закладок не знает своего работодателя лично, а вот владельцы магазинов держат «кладменов» в крепких руках. При «трудоустройстве» наркокурьеры оставляют своеобразный залог, кроме денежного депозита с них требуют сделать фотографию с раскрытым паспортом в руках.

Сообщения о проворовавшихся «кладменах», охоту на которых теперь объявили их бывшие работодатели, открыто висят в наркодилерских чатах: фотография, скан паспорта, домашний адрес «кладмена» и призыв к остальным покупателям-продавцам «наказать крысу». С этого момента за безопасность закладчиков мало кто может поручиться. И приход полиции в квартиру, возможно, будет ещё не самым плохим исходом.

Скриншот «прайс-листа» одного из барнаульских магазинов:

1

«За десять месяцев к уголовной ответственности привлечено 1793 человека, совершивших преступления в сфере оборота наркотиков. В их числе сбытчики синтетических наркотиков посредством сети Интернет. Среди них жители нашего и соседних регионов, а также иностранцы. Высока доля молодых людей в возрасте до 30 лет, есть среди них и несовершеннолетние. В прошлом году к уголовной ответственности было привлечено 69 несовершеннолетних, за 10 месяцев этого года уже 59. И все они получили реальные сроки лишения свободы. Наказание грозит, даже если ты решился на это один раз», — говорят в региональном управлении МВД России по Алтайскому краю.

Крупнейшие общественно-политические телеграм-каналы в Барнауле — «Полит.Алтай» и «Барнаул.фм» наберут на двоих порядка 600 подписчиков. Самый крупный телеграм-канал наркоторговцев в регионе насчитывает около 1500 подписчиков, а средний магазин имеет до 200-300 подписчиков. Нам удалось обнаружить около 30-35 магазинов и тематических каналов с привязкой к Алтайскому краю и Республике Алтай, которые продают наркотики через мессенджер или рекламируют подобные площадки.

Многие магазины имеют короткий период жизни. Для конспирации они каждые 2-3 месяца полностью перезапускаются под новым адресом и именем, а подписчики плавно перетекают в это место. Примечательно, что списки подписчиков каналов полностью открыты — увидеть никнеймы тех, кто интересуется наркотиками, может любой пользователь.

Названия магазинов ничего не скажут непосвящённому пользователю. К примеру, один из них назван в честь мультипликационного дятла, другой — по названию знаменитой книги Льюиса Кэрролла, третий — в честь российской авиакомпании, четвёртый — по имени города, известного как столица азартных игр.

НОВОАЛТАЙСК ПУСТ, БАРНАУЛ СК НАЛИЧИИ!

ПРОБЫ БУДУТ РАЗДАВАТЬСЯ В КАЖДОМ ГОРОДЕ ПО 5 ШТУК НА ВЫБОР. ТЕМ КТО БУДЕТ НА КАНАЛЕ Я ВЫБЕРУ ИЗ НИХ САМ ИМ ВЫДАМ!

Примерно из таких сообщений состоит лента новостей наркомагазина. Под пробами подразумеваются настоящие пробники. «Новоалтайск пуст» — значит, что драгдиллер временно не располагает товаром в этом городе. «СК» — это сокращение от слова «скорость» (они же «спиды»). Так называется синтетический наркотик, относящийся к амфетаминам. Торговец открыто указывает стоимость товара: полграмма «спидов» стоят 1700 рублей, один грамм — 3000 рублей. Оплата идёт через Киви-кошельки и биткоины.

«Согласно мониторингу наркотической ситуации, в Алтайском крае обстановка по итогам прошлого года оценивается как напряжённая. Такая тенденция фиксируется второй год подряд. Итоги 2017 года станут известны в марте 2018 года. А пока самыми проблемными территориями являются город Барнаул и Шелаболиха. Они вошли в число предкризисных. До 2016 года ряд территорий у нас были отмечены как кризисные, сейчас ситуация улучшилась. В 28 муниципальных образованиях ситуация оценивается как тяжёлая, в их число вошли все города», — добавляют представители МВД.

Торговля наркотиками автоматизирована во всех крупных городах края:

2

В полиции говорят, что они постоянно мониторят интернет в поисках фактов нелегального оборота наркотиков. Но магазины в мессенджерах продолжают существовать. У всех есть резервные каналы, а клиентура заранее предупреждена о таких площадках.

В начале ноября администрация мессенджера начала блокировку аккаунтов, подозреваемых в торговле наркотиками. В первую очередь досталось ботам-продавцам. Кандидатов в бан искали с помощью специальных алгоритмов, реагирующих на определённые стоп-слова. Дилеры ответили оперативно. Часть ботов переименовали, бизнес местами перешёл в закрытые чаты, попасть в которые можно лишь по реферальной ссылке, живущей около суток.

Впрочем, в правилах мессенджера не говорится прямым текстом о запрете на продажу наркотиков. Там сказано, что администрация может удалить контент, нарушающий авторские права, пропагандирующий терроризм или распространяющий порнографию. Также по жалобе пользователей она может заблокировать стикеры, каналы или ботов, если там содержится «нелегальный контент».

Торговцы продолжают оставаться на шаг впереди за счёт постоянного спроса, превышающего предложение. А сделать что-то со спросом ни силовики, ни разработчики мессенджера не могут.