Как бывшему циркачу более 100 лет назад удалось создать на Алтае прибыльный крестьянский кооператив, открыть в деревне кинотеатр и провести электричество в дома селян — в нашей истории об Аггее Антонове.

масло1

Чем отличался кооператив в начале XX века от других способов ведения бизнеса? Это было объединением людей, сообща идущим к достижению общей цели для всех сразу и каждого в отдельности, согласно внесённому вкладу. Основные доходы не уходили в казну государства (как это бывает при колхозах), но и не оседали в кармане учредителей (как это происходит в частной компании). Они шли на развитие дела и местечковый «вэлфер».

Такой подход оказался очень популярным в дореволюционной России. Особенно активно кооператоры себя вели в Сибири, где было много земли и рабочих рук. Когда не удавалось получить доступных кредитов, субсидий от властей и сделать собственных накоплений, деловитые крестьяне обращались к кооперации как лучшему инструменту для решения проблемы. К революционному 1917 году Алтай подошёл с уровнем потребительской кооперации в 80%.

Экономически активное население могло выгодно вкладывать сбережения без посредников, а также получать кредиты под залог продукции для приобретения предметов сельского быта, посевного материала или сельскохозяйственного инвентаря.

Главным ресурсом, за счёт которого росли алтайские кооператоры, было сливочное масло. Основными потребителями этого продукта являлись страны Западной, Северной и Центральной Европы. С заводов масло отправляли один раз в неделю в бочках, уложенных в телегу и накрытых рогожей или брезентом. На распределительных пунктах масло первоначально помещали в холодные погреба или склады, а затем отправляли на пароходах по Оби в Новониколаевск, где оно погружалось в специальные «масляные» поезда.

Еженедельно в порты Прибалтики уходило до 12-14 таких поездов, а оттуда на специальных пароходах масло отправляли в Лондон, Глазго, Гамбург и Копенгаген, которые были основными маслоторговыми центрами Европы.

Этот бизнес считался очень рентабельным, но своих больших масштабов он достиг за счёт инициативных и предприимчивых людей. Власти же чаще занимали пассивную или враждебную позицию, видя в кооперации угрозу традиционному укладу жизни и экономике, а также крупному бизнесу. Самой яркой фигурой среди алтайских кооператоров был Аггей Антонов, выходец из села Старая Барда.

Антонов отличался удивительным авантюризмом и деловой хваткой. Его биография до сих пор до конца не ясна и даже окутана какими-то легендами. Например, о том, где Аггей Антонов родился и получил невероятное для крестьянского ребенка образование. Антонов знал немецкий язык и отлично разбирался в литературе. Неясно и то, как ему спустя годы получится несколько раз уйти живым из рук ЧК — ОГПУ — НКВД, а также пройти основные волны репрессий, отделавшись «мягким» сроком.

В середине 1880-х годов 15-летний Аггей Антонов ушёл из дома вместе с бродячим цирком. Он работал с лошадьми, путешествовал по стране и даже открыл свой цирк, но в 32 года решил всё бросить, женился и переехал в село Старая Барда. Что сподвигло опытного циркача внезапно вернуться к оседлому образу жизни доподлинно неизвестно. Несколько лет он занимался мелкой торговлей, которая, впрочем, приносила неплохой доход в сельской глубинке.

Однажды в Старую Барду приехал топограф для проведения межевания земель. Работы предстояло много и он для организации досуга организовал в селе библиотечный кружок. Туда же стал часто заходить Аггей Антонов, которого тянуло к чему-то новому. В кружке он познакомился с кооперативными идеями, о которых рассказывал заезжий топограф.

Антонов загорелся планами и прожектами, но перед ним поначалу встала задача переломить консерватизм местных крестьян. Поэтому он стал собирать вокруг себя расчётливых людей, на которых можно было положиться, приглашал их к себе домой, читал им вырезки из газет и журналов, художественную литературу, а потом и книги по кооперации. Из таких «адептов» Антонов хотел составить ядро кооператива.

В 1907 году в Старой Барде 30-ю крестьянами была создана первая артель по производству сливочного масла. Антонов стал её доверенным лицом и главным идеологом. Организация сразу же начала бурно расти — она платила своим членам почти в два раза больше денег за сданное молоко, нежели частные сборщики. Через год в артель входило уже более 200 подворий. Другие Бардинские маслосырзаводы быстро разорились, оставшись без сырья. Тогда артель Антонова купила их по дешёвке.

К тому времени маслоделие было самой популярной сферой инвестиций на Алтае. Им пытались заниматься люди без опыта, но в надежде на быстрые деньги. Кругом открывались частные заводы, между ними велась жёсткая конкуренция, но всё это приводило лишь к ухудшению качества продукта и последующему падению цен на масло. Кооперативы смогли исправить перекосы в отрасли, выбив с рынка случайных производителей.

В 1910 году Антонов решил расширить кооперацию и открыть в Старой Барде ссудно-сберегательную артель, которой дал название «Экономия». Здесь люди могли хранить и получать с процентами заработанные деньги. Цена пая составляла 265 рублей — большая по тем временам сумма.

Собирая деньги с десятков окрестных сёл, артель ставила целью максимально выгодно вложить их в дело, чтобы потом вернуть дивиденды своим членам. К примеру, в 1912 году Аггей Антонов и артельщики выделили 1500 рублей на устройство опытного скотного двора, выписали из Латвии мастера-животновода Кристофера Грюмберга, а для производства масла пригласили мастера Карла Берзина.

На реке Чапша артельщики построили паровую мукомольную мельницу, которая работала за счёт небольшой гидроэлектростанции. 95 лошадиных сил турбины «Френцисс» приводили в движение динамо-машину, которая обеспечивала электричеством и деревню, и мельницу. Электрический свет приносил артели 2100 рублей дохода в год. В селе появился кинотеатр — артельщики купили кинопроектор и фильмотеку с картинами «Охота на слонов», «Макс на лыжах», «Разные способы доения коров». Полюбив кино, алтайские крестьяне купили себе кинокамеру, что оставалось абсолютной фантастикой для Алтая даже спустя десятилетия.

Для внутреннего общения местные крестьяне активно использовали домашние телефонные аппараты. Между Старой Бардой и соседними населёнными пунктами была протянута телеграфная линия.

масло2

Культурное развитие жителей села способствовало стремительному росту пассионарности. У большинства крестьян-членов кооператива было стремление к дальнейшему развитию.

Далее кооператоры во главе с Антоновым запускают завод для переработки конопляного семени в растительное масло. Кроме того, они решили заняться и растениеводством, выращивая свой картофель, овёс и табак. Создаются опытное поле и экспериментальный скотный двор. Проводятся многочисленные эксперименты с аграрными культурами для выведения пород, наиболее устойчивых к местным климатическим условиям. Был обустроен прокатный пункт, где можно было получить сельхозоборудование во временное пользование.

Впрочем, маслоделы из Старой Барды и Антонов были не единственными, кто шёл по такому пути — на Алтае насчитывалось несколько сотен кооперативов и это было довольно серьёзной экономической силой. Они начали объединяться в отраслевые союзы.

Алтайское масло было конкурентоспособным, прежде всего, по причине сравнительно низкой себестоимости, позволявшей поддерживать невысокие цены. В 1913 году пуд масла на Алтае стоил от 8 рублей, а в Вологде — от 13 до 18 рублей, в Лондоне — уже до 20 рублей.

Зарубежный рынок сливочного масла отчасти подорвала Первая мировая война. В кооперативах начались проблемы. В 1916 году Союз маслодельческих артелей провёл ревизию в Старой Барде и отстранил Аггея Антонова от работы. Но спустя год, уже после революции, идеолог кооперации вернулся в село и основал потребительский кооператив «Горожане», который позже объединится с такими же организациями в Бие-Катунский союз.

Вторая попытка Антонова предполагала развитие промышленности. Антонов призывает строить заводы, фабрики, мастерские, проводит телеграфную линию и выйти на рынки Монголии. За период существования Бие-Катунского союза было введено в эксплуатацию: два клепочных завода, мыловаренная фабрика, цементный завод, жестяная и слесарно-токарная мастерские.

Но в 1920 году Советы закрывают его кооперативный союз и национализируют все предприятия. Как пишет историк Старцев, «бедняки и тунеядцы, вступившие в члены ВКП(б), заняли высокие должности, в том числе и руководителей кооперативов». Продуктивность предприятий начала падать, а самого Антонова арестовала бийская ЧК по обвинению в сотрудничестве с «белогвардейцами» и «колчаковцами». Аггею удалось тогда оправдаться и его отпустили, чтобы снова арестовать в 1924-м (за растрату артельных денег) и в 1928-м (за антисоветскую деятельность).

Отсидев несколько лет в Соловецком лагере, Аггей Антонов освободился и уехал в Новосибирскую область к дочери. Работал на должности счетовода в одном из колхозов и избежал массовых чисток 1930-х годов. Скончался Аггей Ефимович в 1948 году в возрасте 80 лет.

Что было бы с Алтайским краем спустя век при таких темпах развития сельского хозяйства и производства, позволившим трудолюбивым русским селянам прийти к невероятным результатам? Ответ слишком очевиден.