Первая мировая война «привлекла» на Алтай десятки тысяч немцев, австрийцев, венгров, чехов, словаков, которые прибыли в регион в качестве пленных.

Последующие революции и Гражданская война добавили к этой пёстрой картине англичан, французов, американцев и других представителей западных стран, но уже в качестве одной из воющих сторон. Бывшие союзники и противники поддерживали белогвардейцев, а Барнаул в течение полутора лет находился под властью адмирала Колчака.

gr8

Военный, философ, физик и журналист Луи Грондейс побывал на Алтае в те годы и оставил некоторые записки об увиденном. Его книга о войне в России и Сибири вышла в Париже в 1922 году.

Надо сказать, что сам Грондейс имел биографию авантюриста. Он родился в 1878 году в голландской Ост-Индии, а его бабушка была яванский принцессой. Перебравшись в Голландию, Грондейс изучал в университете математику и физику, а также философию. Первая Мировая застала его преподавателем. Но сидеть в уютном кабинете Грондейс не стал. Луи начал работать военным корреспондентом и в сентябре 1915-го отправился в Россию.

Здесь ему предложили сопровождать 8-ю армию генерала Брусилова в качестве представителя The Daily Telegraph. Впрочем, его заметки и статьи о войне на Восточном фронте публиковались и в престижном французском еженедельнике l'Illustration.

В своих текстах он выражал уважение боевым качествам русских, а будучи на фронте начал участвовать в сражениях и даже ходить с солдатами в штыковые атаки.

Когда 3-й батальон 46-го Сибирского стрелкового полка потерял своего командира, Грондейс вынужден был взять на себя командование батальоном и повести солдат в атаку на немцев. Его заслуги были отмечены орденами Святого Георгия, Святого Станислава, Святой Анны и Святого Владимира.

gr10

После большевистского переворота он присоединился к армиям белого движения. В июне 1918 года Грондейс был единственным западным военным корреспондентом в Добровольческой армии во время Кубанской кампании. Любопытно, что не особо отрываясь от войны, Луи успел получить степень доктора физики в Харьковском университете.

Приключения Луи едва не прекратились на самом интересном месте. Он попал в плен к большевикам и был отправлен для разбирательства в Москву. Иностранцу грозил расстрел, но в столице Советской России избежать дальнейших неприятностей и обрести свободу ему помог посол Голландии. Через Мурманск, Берген и Ньюкасл Грондейс приехал в Париж.

Вскоре Луи назначили официальным представителем французского правительства и поручили несколько заданий в США, Японии и на Дальнем Востоке. Уровень его встреч был высок. В Америке Грондейс, например, встречался с экс-президентом Теодором Рузвельтом. В Сибирь Луи приехал уже в качестве капитана французской армии.

g1

Разъезжая по сибирским городам, Луи отмечал, что белые не справляются со сложившейся ситуацией и всё идёт к плачевному результату. При этом, сам Грондейс был ярым антибольшевиком.

* * *

— Бронированный поезд батальона находится в Калманке. Мы отправимся на фронт в транспорте, который предлагает гораздо меньше гарантии безопасности. За локомотивом находится пушка и расположились чешские солдаты со штыками, следящие за механиком и машинистом. Дальше — десяток платформ, нагруженных песком и везущих китайских кули, которые в этой несчастной стране все чаще приходят на смену российским рабочим. Наконец, дальше находится багажный вагон, где нас пятеро: капитан Костяк и я, с тремя солдатами, которые все вооружены винтовками и гранатами.

Луи Грондейс: «Между тысячами низких холмов, которые являют собой отдаленное продолжение Алтайских гор, перспективы постоянно меняются. Плохие и плохо обработанные поля чередуются с широкими полосами леса, которые пересекают местность, а болота или кусты делают ее почти непроницаемой. Пересекая участки с высокими деревьями в таком регионе, созданном для войны с сюрпризами, мы чувствуем себя некомфортно».

Транссибирской магистрали в некоторых местах угрожали банды, созданные в деревнях, граничащих с железной дорогой. Отождествляя эти группы с большевиками, мы допустили бы ошибку. Хотя пропаганда красных сыграла значительную роль в формировании этих отрядов партизан, нельзя было увидеть в них авангарда советской армии. Недовольство, которое побуждает так много крестьян (только 20 000 в регионе южнее Ново-Николаевска) поднять оружие против войск Сибирского правительства и их союзников, чехов, поляков, итальянцев, японцев, имеет сложные причины.

gr7

В Бийске привели к моему вагону группу из тридцати крестьян, пойманную чехами в лесу, где они прятались от нападения наших войск. Мне было бы трудно увидеть их в качестве заключенных, не чувствуя определенного удовлетворения. Следующая ночь была бы бурной. Станция никогда не охраняется. Мы все пропали бы, если бы они не были обнаружены, и я боюсь, что они заплатили своей жизнью за планируемую атаку. Среди этих людей, разоруженных и диких, мне было легко отличить начальника: и близко к смерти, он, казалось, все еще сохранял волю.

* * *

За лето 1919 года в различных районах края сложились очаги партизанского движения – Славгород, Камень, Причумышье, Рубцово, Поспелиха – постепенно пали под ударами повстанцев. Местное население распропагандировали большевики. Крестьянам удалось внушить, что Временное правительство принесет им только беды. Белые власти в условиях Гражданской войны мобилизовали новобранцев, взыскивали подати и земские сборы, ловили дезертиров, отбирали обмундирование для войск, запрещали рубку казённого леса. Крестьянство расценивало такого рода действия властей как посягательство на завоёванные революцией права и свободу. Хотя бунтовали чаще всего не старожилы-казаки, а переселенцы. Большевики обещали им землю.

gr3

gr4

gr5

Обстановка на Алтае была катастрофичной. Чехословацкий бронепоезд покинул Барнаул в ноябре 1919 года, а в декабре из города ушли и белые. Грондейс увез с Алтая несколько фотографий.

После окончательной победы большевиков Луи Грондейс вернулся в Европу и занялся научно-исследовательской деятельностью в Восточной и Юго-Восточной Европе, участвовал в археологических раскопках. Не оставляя жажды приключений, Луи посещал в качестве военного корреспондента Маньчжурию, которую оккупировала Япония, встречался с лидером китайцев Чан Кайши, императором Пу И и Панчен-ламой IX Тубтен Чокьи Нима.

gr9

В 1936—1937 годах Грондейс отметился в Испании на гражданской войне, а в во время Второй мировой жил в оккупированной Голландии. Здесь Луи повёл себя весьма неожиданно для немцев. В силу его антибольшевистских симпатий, ему было предложено публиковать статьи и читать лекции, возвеличивая национал-социализм. Луи согласился и начал в своих работах и речах вспоминать те времена, когда он был в России, откровенно восхваляя храбрость русских. Немцам-оккупантам это не понравилось и они сняли с Луи эти обязанности.

В 1941 году в Париже Грондейс защитил докторскую диссертацию «Византийская иконография Распятия Христа». В 1944-м он был назначен профессором иконографии и религиозного искусства родного университета в Утрехте. Впрочем, после войны Грондейсу припомнили сотрудничество с немцами и голландец имел некоторые проблемы.

Скончался Луи, как и подобает авантюристу, во время занятия фехтованием в возрасте 81 года. Неутомимого голландца сразил сердечный приступ.