Год назад в Алтайском крае кандидат в президенты от коммунистов Павел Грудинин получил рекордные цифры — 23%. В некоторых сельских районах уровень его поддержки достиг 30-35%. На фоне этих результатов от КПРФ ждали активного участия в губернаторских выборах. Местное отделение возглавляла молодая и амбициозная Мария Прусакова, чей политический имидж резко контрастировал с образом старых и скучных провинциальных аппаратчиков.

прус2

Но Прусакова и её однопартийцы неожиданно отказались от выборов, сославшись на «непроходимость муниципального фильтра». В такое объяснение мало кто поверил. В то время набирала ход «пенсионная реформа» и протестная активность населения была небывало высокой. Кандидат от президента Виктор Томенко, ставший в итоге губернатором на выборах без оппонента-коммуниста, едва преодолел необходимую отметку для победы в первом туре, набрав 53,6%. Последующие успехи оппозиционных кандидатов на выборах в Хакасии, Приморье и других регионах только подтвердили подозрения скепткиков — алтайские коммунисты совершили «политическое самоубийство», не использовав шанс, который случается раз в несколько десятилетий.

Можно сослаться на неопытность Прусаковой и «дальновидное» решение центрального партийного руководства, но последующие события наводят на мысль, что коммунисты вообще и алтайское отделение КПРФ в частности существуют лишь для замыкания на себе и последующего «слива» протеста.

пру3

История с губернаторскими и президентскими выборами 2018-го уже подзабылась, но социальная напряжённость никуда не делась. Алтайский край по-прежнему находится в числе регионов-аутсайдеров по уровню зарплат, развитию экономики и «социалки». В таком регионе и при таких условиях левые и другие маргинальные идеи всегда будут иметь определённую популярность. И ладно бы речь шла о ядерном электорате КПРФ — пенсионерах, бедных и малообразованных гражданах, низкоквалифицированных работниках и городских сумасшедших.

По-хорошему злая, активная и многочисленная партия, которую ведёт хотя бы та же Прусакова, становится электорально превлекательной уже для других групп населения — молодых, образованных и недовольных.

9 мая 2019 года Мария Прусакова выходит во главе колонны однопартийцев на центральные улицы Барнаула. На футболке у главной алтайской коммунистки — портрет Сталина. В руках соратников — деревянные таблички с ликом вождя (привет, «Бессмертный полк»).

«Мы, коммунисты, никогда не дадим забыть, какой ценой досталась эта победа и под какими знаменами воевали солдаты Красной Армии, кто был их Верховным Главнокомандующим. Поэтому бестыжие попытки переписать историю Великой Отечественной войны, навязать новые символы Победы, убрать имя Сталина показывают лишь в очередной раз истинное лицо сегодняшней власти в России», — выступает с обличительной речью Прусакова. Пока вся страна оплакивает и гордится своими родными дедами, Прусакова вспоминает другого «деда».

Под горячую руку неосталинистки попадается мэр Барнаула Сергей Дугин. Градоначальник не успел опомниться, как оказался в кадре рядом с портретом Сталина. А колонна движется вперёд. Из шести портрётов, которые несут демонстранты в первых рядах, пять со Сталиным. Прусакова светится от счастья, улыбаясь в объективы фотокамер.

прус1

Год назад во время президенсткой кампании Грудинин решил пойти на шоу Юрия Дудя, популярное среди городской образованной молодёжи. «Сталин — наш лучший лидер за 100 лет», — заявил успешный и импозантный бизнесмен. Кандидат внезапно «выстрелил себе в ногу» и одной фразой отрезал от себя огромную долю потенциально протестного и хоть сколько-нибудь адекватного электората.

«Сталин. Сталин. Сталин», — кричит Прусакова в Барнауле, явно вспоминая опыт своего патрона.

«Грузинский уголовник, огранизатор геноцида русского народ и главный виновник колоссальных потерь страны во время войны», — отвечает ей реальность.

Не все коммунисты — праздничные идиоты. Каждый знаёт свою роль и своё место в схеме. На фоне знамён Прусаковой даже «Единая Россия» обывателю покажется партией честных, умных и добрых людей. На то и расчёт. Политическая карьера Прусаковой теперь неразрывно связано с именем Сталина. Но в России надо жить долго. На какое дно этот бэкграунд утащит молодую коммунистку и как он ей аукнется в будущем — известно одному богу. Вполне возможно, что спустя годы Прусакова вспомнит и пожалает: «Надо было всё таки портрет своего деда нести».