«Алтайский народ достаточно настороженно относится к Алтайскому краю», — заявил на встрече с местной прессой временный глава Республики Алтай Олег Хорохордин, желающий отбросить приставку «врио» от своей должности после выборов в сентябре 2019 года. С его слов, основной страх местного населения кроется в «предчувствии объединения регионов».

Эти слова Хорохордина наложились на недавнюю историю со звонком президента Путина губернатору Алтайского края Виктору Томенко. Как оказалось, в Кремле перепутали два Алтая и соединили главу государства не с тем регионом.

хор2

— Сижу на работе. И тут мне говорят: «Вам звонит президент». Говорю, что, давайте соединять. Приемная предупреждает, что сейчас Владимир Владимирович будет со мной разговаривать. Отвечаю, что готов и думаю: «Что случилось? Вроде у нас все нормально». А у нас была острая тема, связанная с учительницей в купальнике. Думаю, неужели учительница в купальнике и президент? — вспоминает Томенко. — Соединяют меня, он смеется, говорит: «Слушай, ты меня извини, я соседа твоего просил набрать, у него же сегодня день рождения. Собирался поздравить, ну, раз уж соединили, давай рассказывай, как дела с посевной, с пожарами?». Я говорю: «Все хорошо, Владимир Владимирович, у нас все идёт по плану. Не подведём».

Впрочем, это не единичный случай. Москвичи регулярно совершают одни и те же ошибки, вспоминая про Республику и Край.

The Moscow Post называет Олега Хорохордина «врио губернатора Алтайского края». Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов считает, что ЗакСобрание Алтайского края носит название «Курултай». Организаторы форума «Селигер» уверены, что на гербе Республики Алтай изображена колыванская ваза и колосья.

Федеральные СМИ приписывают события одного региона другому, не делая большой разницы между Барнаулом и Горно-Алтайском, Алтайским краем и Республикой Алтай, из-за близкого расположения и схожего названия.

Общая история двух территорий идёт с 1750-х годов, когда местные малые народы — алтай-кижи, телеуты и теленгиты — стали подданными Российской империи. Оба Алтая входили в состав большой Томской губернии, причём Улала (нынешний Горно-Алтайск) являлась одновременно факторией бийских купцов, которые вели в этих краях широкую торговлю, а также миссионерским центром православной церкви.

Де-юре эти земли никогда не были отдельным регионом. В Гражданскую войну здесь пытались организовать «Каракорумский уезд», но закончилось всё это печально — нацменов, которые тогда брали власть в свои руки, сепаратистами и изменщиками одновременно признали и белые, и красные. Позднее в сталинские годы Ойротскую автономную область несколько раз присоединяли то к Сибирскому краю, то к Восточно-Сибирскому краю, пока не объединили в 1937 году с Алтайским краем.

Накануне распада СССР местечковый сепаратизм был в тренде, поэтому 25 октября 1990 года Горно-Алтайская автономная область провозгласила суверенитет и повысила свой статус до Республики. Через пару недель она вышла из состава Алтайского края, что позже узаконили отдельным решением в Верховном совете РСФСР в Москве. Аппетит приходил во время еды, поэтому в последние месяцы существования страны, регион стал именоваться «Горно-Алтайская Советская Социалистическая Республика». Казалось, ещё немного и новая республика вовсе отделиться от России, подаст заявку на членство в ООН, заведёт свою валюту и армию, откроет в Москве генеральное консульство. Но реальность оказалось прозаичной. За независимость пришлось бы платить, но регион предпочёл жить за счёт остальной России.

Все постсоветские годы Республика Алтай в глазах Москвы скорее выглядела как личное охотхозяйство номенклатуры и политэлиты. Предыдущего главу региона Бердникова аналитики и журналисты называли не иначе как «генерал-губернатором», «дачным смотрителем» и «егерем». На Алтае отдыхали министры и президенты, бизнесмены, депутаты, оппозиционные политики и иностранные лидеры. На социально-экономическое положение региона закрывались глаза, а для «поддержания штанов» сюда присылались субсидии (например, на авиаперевозки). Республика Алтай во всех рейтингах — от уровня жизни до развития экономики — стабильно занимает последние строчки.

хор1

— Тема укрупнения регионов была в федеральной повестке десять лет назад. Кого нужно было, объединили уже тогда. Алтай решили не объединять, и Владимир Владимирович Путин сказал – всё, повестка закрыта. Я приехал сюда не для объединения. Более того, я противник такого объединения, — говорит Олег Хорохордин. — Я, правда, считаю Горный Алтай своей родиной. Мы же раньше, особенно в советские годы, не разделяли Горный Алтай и Алтайский край, так что я всегда считал, что родился в Горном Алтае.

Косихинский район Алтайского края находится в далеко от гор. Но даже родившийся в косихинском селе Глушинка Хорохордин прекрасно знает, что это всё один большой регион. И сам себе противоречит.

В Республике Алтай живет всего 218 тысяч человек. Это в 10 раз меньше населения Алтайского края. Меньше жителей, чем в Республике Алтай, числится только в таких специфических регионах как Еврейская автономная область, Магаданская область, Чукотский АО и Ненецкий АО. Привилегию быть отдельной Республикой можно было бы попытаться оправдать национальным вопросом, но, к сожалению, весь 20-й век русские составляли большинство на этой территории. По данным переписи 2010 года, здесь живут 56% русских, в то время людей, называющих себя «алтайцами» — всего 33%.

хор3

Нет ни одного значимого исторического, социального или экономического фактора против объединения регионов. Сама логика существования нищей Республики должна подсказывать движение в сторону своего ближайшего соседа.

Но есть пара исключений. Во-первых, «охотхозяйством» проще управлять, чем мегарегионом. От Республики Алтай не ждут экономических чудес. Здесь лишь должна быть натоплена банька и вовремя накрыт стол к приезду высоких гостей. Во-вторых, даже «временному егерю» надо стать «егерем постоянным». С учётом того, что Олег Хорохордин имеет колоссальный антирейтинг и низкую узнаваемость, ему и его политтехнологам приходится заигрывать с нацменьшинствами. Фотографироваться в местных головных уборах или говорить категорическое «нет» объединению с Алтайским краем.

Главное, что мы узнали из откровений Хорохордина — единственное препятствие к воссоединению земель лежит в желании президента. Изменятся ли предпочтения Путина, или же это будет новый взгляд на будущее двух Алтаев у его сменщиков и преемников — вопрос открытый. Но вряд ли кто-то будет всерьёз спрашивать мнение «горных алтайцев» и их главу.